Выборы в Молдове, иллюстративное фото. Архив

Выборы президента: кто может повлиять на результат?

730
(обновлено 12:43 11.09.2020)
Вслед за Беларусью в предвыборную страду вступает Молдова. Президентские выборы намечены на 1 ноября. Уже сейчас формируются основные параметры предстоящей избирательной гонки.

Свое участие в ней обозначили действующий президент Игорь Додон и его главный оппонент - экс-премьер-министр и лидер оппозиционной партии "Действие и солидарность" Майя Санду. Будет ли президентская избирательная кампания предсказуема или в ней возможны сюрпризы? И в какой степени итоги выборов могут повлиять на динамику приднестровского урегулирования?

Президенты: между де-факто и де-юре

Молдова – парламентская республика. Но реальное значение президентского института в этой стране зачастую определяется не формальными конституционными порядками, а ролью той или иной личности. В период пребывания у власти Владимира Воронина особых сомнений не было, кто в этой стране глава государства и кто имеет решающий голос при принятии ключевых политических решений. Правильными были эти решения или нет, спорный вопрос.

До сих пор не утихают дискуссии о роли Воронина в срыве "плана Дмитрия Козака", который мог если не решить окончательно, то дать мощный позитивный импульс приднестровскому урегулированию (что постфактум признают даже западные дипломаты, которые препятствовали его реализации). Но в 2001-2009 гг. именно президент Молдовы был де-факто первой фигурой в государстве.

Затем ситуация поменялась, и сегодня кроме узкого круга аналитиков и обозревателей, занимающихся молдавской политикой, вряд ли кто-то вспомнит все фамилии исполняющих обязанности главы государства. Не был ключевой фигурой и Николай Тимофти, занимавший президентское кресло в 2012-2016 гг. Скорее он был "техническим" главой государства.

Основные властные функции сосредоточились в парламенте и в правительстве. Добавим к этому и такой неформальный фактор, который никакой Конституцией не фиксировался.

Некоторое время Владимир Плахотнюк был не просто носителем определенного имени и фамилии, а важнейшим центром принятия решений, касавшихся внутри-и-внешнеполитической жизни Молдовы. И формальная партийность в той или иной ветви власти при таком раскладе была вторичной.

Как в эту систему координат вписался Игорь Додон? В первые годы его легислатуры главу государства, избранного всенародно (что уже давало ему неизмеримо больший уровень легитимности по сравнению с тем же Тимофти), демонстративно лишали полномочий и указывали на то, что молдавский президент - не аналог российского или белорусского.

Додон действовал в условиях политических ножниц, когда всенародное избрание в двух турах давало ему мандат доверия избирателей, но конституционные полномочия были явно недостаточными, чтобы реализовывать свои устремления без оглядок на множество препятствий. Как следствие, ограниченность маневра и внутри страны, и на международной арене.

Мало того, что Додон вынужден был сосуществовать с парламентом и правительством, которые не могли считаться его союзниками, до "революции послов" в Молдове огромной неформальной властью обладал тот же Плахотнюк, что не могло не сказываться на курсе президента.

В то же время за четыре года Додон доказал, что способен консолидировать власть и превратиться в мощного игрока, с которым вынуждены считаться оппоненты. До коронокризиса президент сумел, используя внутренние противоречия между противниками, а также благоприятную внешнеполитическую конъюнктуру (мало где Россия и Запад могут объединиться, а на молдавском театре они выступили вместе против Плахотнюка), взять под контроль правительство, парламент, генеральную прокуратуру, Конституционный суд. Казалось бы, у страны появился "реальный хозяин". Но такие выводы, на которые были в конце 2019-го – начале 2020 г. весьма щедры различные комментаторы, оказались преждевременными.

Апрельская история с Конституционным судом это подтвердила.

Рассмотрение вопроса о пакете мер по поддержке национальной экономики и получении российского займа в размере 200 млн евро показало, что у оппозиции имеются значительные ресурсы и в парламенте, и в судебной системе. Соратника Додона Владимира Цуркана сменила в КС Доминика Маноле, поддержанная оппонентами главы государства.

После этого в СМИ республики снова стали говорить о двоевластии. Добавим к этим внутривластным конфликтам влияние пандемии, обострившей весь спектр проблем страны, начиная от экономики и социальной сферы до внешней политики. Вопросы ответственного союзничества и помощи пострадавшей Молдове со стороны ведущих мировых держав стали важнейшим пунктом внутренней дискуссии в Кишиневе.

Многоцветные выборы

Таким образом, впереди молдавских политиков ждет нелегкая борьба с труднопредсказуемым результатом. Многие комментаторы уже объявили о двойке фаворитов и повторении сценарии 2016 года. Тогда, напомним, Майя Санду и Игорь Додон сошлись во втором туре.

Четыре года назад Додон шел на выборы как критик власти и оппозиционер. Сегодня на нем ответственность за то, что произошло в республике в период с 2016 по 2020 годы. Естественно, она не эксклюзивная. Та же Майя Санду успела побывать на посту премьер-министра, а оппоненты президента играли немалую роль в парламенте и в правительстве. Но одно дело аналитический отчет о работе того или иного политика, а другое – предвыборная конкуренция.

Конечно же, оппоненты Додона будут использовать высокий уровень персонификации политического процесса, который имеется и во всем мире, и на постсоветском пространстве в особенности.

И здесь то, за что Додон так боролся - за укрепление личной власти - будет в полной мере использовано его критиками. Его противники, очевидно, не захотят в канун 1 ноября представать перед избирателями участниками солидарной ответственности за положение дел в стране. Эту ответственность постараются переложить на того, кто более всего стремился доминировать в политической игре.

Второй тур президентских выборов в Молдове
Игорь Додон и Майя Санду уже были соперниками на президентских выборах

Сегодня выборы уже пытаются представить, как биполярную систему. На одной стороне пророссийский социалист Додон, а на другой - правооппозиционный лидер Санду.

Однако это не совсем так. Президент заявил о себе, как о непартийном, если угодно - надпартийном кандидате.

Думается, это не только дань формальной политкорректности. Это понимание того, что голосами одних социалистов и их "попутчиков" успех труднодостижим. И успехи Додона в конце прошлого года стали возможны не только и даже не столько вследствие его какой-то grand strategy, сколько сложной системы договоренностей с Демпартией, которая до того еще недавно солидаризировалась с Плахотнюком. И в контексте нынешних выборов важно не только то, кто в них участвует, но и кто стоит в стороне, наблюдая за их ходом.

В этом плане показательно заявление председателя ДПМ Павла Филипа (экс-премьер-министра) о том, что "есть только два кандидата с шансами на победу, а кого поддержит партия, будет решено после консультаций с гражданами на местах". Что в переводе с политического на обычный язык означает, что демократы планируют стать теми гирьками, которые лягут на чашу весов того, кого они сочтут наиболее перспективным в час Х. И эти "консультации с гражданами на местах" для кампании не менее важны, чем публичная риторика Додона и Санду.

Лидера правооппозиционной партии "Действие и солидарность" Майю Санду уже сравнили со Светланой Тихановской. Думается, кроме гендерного сходства других объединяющих признаков тут не наблюдается. Тихановская никогда ранее не была действующими премьер-министром, депутатом. У Санду значительный политический и практический опыт. И не только тот, что идентифицирует ее, как однозначно прозападного политика, но и как прагматика.

Вспомним ее, пускай и недолгий, период сосуществования с Додоном-президентом на посту премьера. В молдавской политике примеров таких "чудовищных коалиций" немало. Взять хотя бы ситуативное сближение Воронина и Юрия Рошки. Вопрос в том, насколько Санду готова после гипотетической победы не пойти по грузино-украинскому пути, а хотя бы продолжить те вариации курса Кишинева, который проводился проевропейскими политиками в момент их пребывания у власти.

Приднестровье и большая геополитика

Известный молдавский дипломат и эксперт Олег Серебрян как-то заметил, что в Молдове борются не политические, а "геополитические" партии. Объяснить это нетрудно. Страна, имеющая в своей повестке неурегулированный этнополитический конфликт, наверное, по-другому и не может.

Британо-канадский теоретик международных отношений Барри Бузан в свое время детально описал феномен "секьюритизации", согласно которому не просто успешное существование государства, но и его выживание связано с обеспечением его безопасности.

И сегодня о том, кто лучше для этого выживания, Россия или Евросоюз, пронизывают все споры молдавских политиков. И хотя найти здесь срединную линию крайне сложно, определенный элемент прагматики в Кишиневе всегда присутствовал. Как, впрочем, и резкие колебания от симпатий к "евразийскому вектору" к проевропейскости и в обратном направлении. В любом случае безопасность при таком подходе – одно из ключевых понятий.

Считается, что Додон в молдавской системе координат находится в условном российском квадранте, а Санду - в европейском. Однако здесь есть свои нюансы.

Оба политика говорят о восстановлении территориального единства страны. И оба также намного меньше вспоминают про объединение людей с разными взглядами. Разве что в этих дискуссиях появляется вопрос об электоральных перспективах в случае воссоединения двух берегов Днестра.

Помогут ли выборы решению застарелого конфликта? Никакой уверенности в этом нет.

До тех пор, пока вопрос о Приднестровье будет ставиться исключительно в контекст безопасности и геополитики, говорить о прорывах сложно, ибо всякий раз вопросы собственно физического существования людей на спорной территории будут уходить на второй план. "Выживание" и "сборка" страны с помощью внешнего покровителя, не важно, с Востока или с Запада, остается главной парадигмой молдавского политического класса.

Но при таком подходе на первом плане всегда будут базы, миротворцы, конкуренция Москвы и Брюсселя, а не признание автомобильных номеров, апостилирование дипломов и пахотная земля.

И проблема молдавских политиков, вне зависимости от их фамилий, не в том, что они сильно напирают на собственные национальные интересы, а скорее в обратном. Они включают эти интересы в более широкие контексты, где собственно Кишинев и Тирасполь значат меньше Москвы, Брюсселя или Бухареста с Вашингтоном. И этот вопрос останется актуальным при победителе с любой фамилией. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

730
Военнослужащий на артиллерийской позиции в зоне карабахского конфликта.

Карабахское обострение как попытка втянуть Россию в войну на Кавказе

157
(обновлено 14:06 29.09.2020)
Обострение вооруженного противостояния в Нагорном Карабахе, многолетние военно-политические противоречия Баку и Еревана сегодня используются как инструменты для достижения недобрых целей третьими странами.

Создается впечатление, что кто-то стремится втянуть Россию в большую войну на Кавказе - для отвлечения ее сил и средств от Беларуси, Сирии, "Северного потока - 2" и других точек геополитического противостояния, пишет военный обозреватель Александр Хроленко.

Непосредственные участники конфликта - Баку и Ереван - осознанно или вынужденно "подставляют" Москву, разрушают систему безопасности СНГ и ОДКБ. Есть и геополитические риски, связанные с внешней "проекцией силы" рядом западных стран, имеющих на Кавказе своекорыстные интересы.

Проблема Нагорного Карабаха военным путем не решается. С этим постулатом урегулирования согласны обе стороны конфликта - Азербайджан и Армения (которая защищает интересы не являющейся стороной переговоров непризнанной Нагорно-Карабахской Республики) и Минская группа ОБСЕ во главе с тремя сопредседателями - Россией, США и Францией.

Переговорный процесс продвигается медленно и сложно, однако нет объективных причин для перехода 27 сентября к активным боевым действиям с применением тяжелой артиллерии, танков, ракетных комплексов и ударной авиации.

Развернувшееся "соревнование" военных ведомств Армении и Азербайджана в области публикации видео подбитых танков противника, тревожная статистика потерь с обеих сторон - в России вызывают искреннее сочувствие к армянскому и азербайджанскому народам.

Объективно боевые действия невыгодны ни одной из сторон конфликта, и в случае дальнейшей эскалации последствия могут быть самыми неожиданными: ввод иностранных миротворцев (формированию зон безопасности) или при самом негативном развитии событий - широкомасштабная война на Южном Кавказе с участием стран ОДКБ (прежде всего, России) и НАТО (намекает Турция).

Напомню, в регионе со смешанным азербайджанско-армянским населением конфликт начался в феврале 1988 года, когда Нагорно-Карабахская автономная область объявила о выходе из состава Азербайджанской ССР. На первом этапе роль миротворцев выполняли Внутренние войска (ВВ) МВД СССР, которым удавалось в течение трех лет сдерживать активное вооруженное противостояние.

После распада Советского Союза, и вывода ВВ бои разгорелись с новой силой, и к 1994 году Азербайджан утратил контроль над большей частью Нагорного Карабаха и семью прилегающими районами. Переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ ведутся с 1992 года, периодически вооруженное противостояние обостряется.

Новая система координат

С театра военных действий в Нагорном Карабахе поступают достаточно противоречивые сведения.  Азербайджан и Армения обвиняют друг друга в начале эскалации, и якобы лишь отвечают на вооруженные провокации. На этом фоне в Азербайджане в понедельник объявлена частичная мобилизация, президент Ильхам Алиев ввел военное положение в ряде городов и регионов республики. В Армении всеобщая мобилизация и военное положение объявлены днем ранее.

По данным азербайджанских властей,  27 сентября армянские войска оставили семь сел так называемого "пояса безопасности" (в советский период эта территория Азербайджанской ССР не входила в Нагорно-Карабахскую автономную область, и оказалась под контролем армянских сил в начале 1990-х). Утром 28 сентября президент непризнанного Нагорного Карабаха Араик Арутюнян отметил: "Мы потеряли позиции, мы потеряем еще, но мы также завоюем позиции". Продолжаются позиционные бои. Тотального превосходства одной из сторон не наблюдается.

Баку и Ереван в равной степени готовы "восстановить историческую справедливость", с применением реактивных систем залпового огня большой мощности и "Искандеров", ударной авиации и беспилотников. Каждый день боевых действий обещает новые жертвы и разрушения.

В сложившейся ситуации уже не принципиально, кто 27 сентября первым открыл огонь из тяжелой артиллерии и танков, кто продемонстрирует превосходство в области оперативного искусства на поле боя.

Главное сегодня - остановить эскалацию на границе Нагорного Карабаха, вернуться за стол переговоров, сохранить человеческие жизни. Не следует забывать и о союзнических обязательствах.

Если Баку и Ереван считают себя союзниками Москвы, они должны учитывать российскую позицию, осознавать последствия разрушения существующей системы взаимоотношений и системы региональной безопасности. Даже с учетом сложнейшего комплекса противоречий, весомых аргументов и резонов сторон вооруженного противостояния, России не нужна война на Кавказе. В МИД РФ призвали стороны Нагорно-Карабахского конфликта "немедленно прекратить огонь".

Полагаю, разум восторжествует, и до крайностей широкомасштабной военной эскалации с участием коалиционных группировок ситуация в регионе не деградирует. Тем более что международная реакция на карабахское обострение в целом конструктивна. Выражают обеспокоенность, и предлагают посреднические услуги страны Евросоюза, США, Иран. Поддерживает развитие силового сценария лишь турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, но преимущественно на словах. Даже воинственной Анкаре есть что терять в опасной игре на Южном Кавказе. Нападение на Армению неизбежно вызовет ответ ОДКБ, то есть войну с Россией (а это не Кипр с Грецией). Кто же основной заказчик и бенефициар горячих событий.

Поразительная прозорливость

Значительно упредив события и официальную реакцию на них Вашингтона, дипломатические представительства США в Азербайджане и Армении в пятницу, 25 сентября предупредили своих граждан о накаляющейся обстановке.

Посольство США в Армении не рекомендовало посещать Нагорный Карабах, регионы к северу от Дилижанского национального парка, до границы с Грузией в Тавушской области. В тот же день посольство США в Азербайджане призвало своих граждан не выезжать за пределы Абшеронского полуострова "в связи с обострением напряженности на участках армяно-азербайджанской границы".

Возможно, это не простое совпадение, а следствие сложной военно-политической комбинации.

Стремлению Соединенных Штатов доминировать у границ России в экономической и военной сферах вполне соответствует серия плановых вооруженных конфликтов средней интенсивности на Кавказе и в других регионах. Жителей стран СНГ им не жалко, а российские ресурсы будут гарантированно перенаправлены на ликвидацию военной угрозы. То есть, у Москвы останется меньше сил и средств для конкуренции с Вашингтоном в других частях мира. Обострение Нагорно-Карабахского конфликта явно создает проблемы России, и вполне отвечает национальным интересам США.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

157

Насколько опасна вакцина: США требуют ответа, Европа считает барыши

241
(обновлено 13:52 29.09.2020)
Если в процессе грядущей массовой вакцинации вдруг выяснится, что препарат AstraZeneca действительно наносит ущерб человеческому здоровью, для компании это не повлечет никаких роковых последствий

Проблемы вакцины AstraZeneca, совместно разрабатываемой одноименной британско-шведской фармакологической компанией и Оксфордским университетом, пошли на новый виток, пишет колумнист Ирина Алкснис на сайте РИА Новости.

США не только не возобновили у себя замороженные пару недель назад испытания, но и ведущие американские СМИ все чаще задаются вопросами относительно безопасности препарата. Громче других выступил телеканал Си-эн-эн.

Как известно, клинические испытания AstraZeneca приостанавливались дважды — в июле и сентябре: у пары добровольцев проявились необычные симптомы неврологического происхождения. Оба случая были признаны не связанными с введенной людям вакциной и испытания в большинстве стран, включая Великобританию, продолжены.

Однако американские ученые и специалисты системы здравоохранения США оказались более въедливыми и обнаружили серьезные расхождения в отчетах о побочных эффектах.

Июльский инцидент AstraZeneca объяснила не диагностированным ранее случаем рассеянного склероза. Зато на сайте Оксфордского университета он описывается как "необъяснимые неврологические симптомы".

По второй — сентябрьской — истории компания публично заявила, что у женщины-добровольца проявилось "необъяснимое заболевание". Вот только во внутренней документации этот случай фигурирует как поперечный миелит (редкое неврологическое заболевание).

В результате американцы задают теперь абсолютно логичные вопросы о причинах подобного расхождения. AstraZeneca и без того получала серьезные претензии к прозрачности своей работы над вакциной, а всплывшие противоречия теперь только дополнительно подрывают доверие к препарату и его безопасности.

Плюс особняком стоит тема общего характера возникших у испытателей проблем со здоровьем. Как по этому поводу прямо высказался один из американских профессоров-иммунологов: то, что оба заболевания имеют неврологическую природу, "шокирует".

Возможно, AstraZeneca просто не повезло и речь действительно идет о несчастливых совпадениях, никак не связанных с разрабатываемой вакциной. Но здравый смысл требует хотя бы прояснить данный момент — и стоит отдать должное американским ответственным службам, которые не стали прятать голову в песок и заморозили у себя испытания.

Тут скорее удивляет позиция их европейских коллег, которые предпочли не заметить всех этих странностей и разрешили продолжить тесты.

Впрочем, безмятежность властей Евросоюза и самой компании по столь скользкой теме, грозящей обернуться огромными неприятностями (если вакцина действительно небезопасна), имеет простое объяснение.

На днях информационное агентство Reuters со ссылкой на официального представителя ЕС сообщило, что AstraZeneca получила частичный иммунитет в рамках вакцинной сделки с Евросоюзом.

Соглашение было заключено еще в августе, но некоторые его деликатные детали оглашены только сейчас.

Суть в том, что фармкомпания поставит ЕС препарат по относительно низкой цене, зато взамен не будет нести финансовую ответственность (выше определенного лимита) за побочные эффекты его применения. Точные масштабы сделки не раскрываются, но известно, что Европа будет платить AstraZeneca 2,5 евро за дозу. Французский фармпроизводитель Sanofi, разрабатывающий свой препарат совместно с концерном GlaxoSmithKline, продал его Европе по десять евро — и ему иммунитет не предоставлен.

К слову сказать, обе компании уже получили невозмещаемые авансовые платежи от ЕС. У AstraZeneca такой платеж составил 336 миллионов евро для обеспечения 400 миллионов доз, а у Sanofi — 324 миллиона за 300 миллионов доз.

Таким образом, если в процессе грядущей массовой вакцинации вдруг выяснится, что препарат AstraZeneca действительно в значительном числе случаев наносит ущерб человеческому здоровью, для компании это не повлечет никаких роковых последствий. Платить компенсации пострадавшим будут национальные правительства, а точнее — налогоплательщики соответствующих стран.

Также не может не впечатлять ставка европейского истеблишмента на две вакцины со столь разными подходами к разработке. Понятно, что это предоставляет массу возможностей для социальных и политических манипуляций. Будет интересно посмотреть, какие государства ЕС какие препараты получат, а также как те распределятся внутри самих стран в зависимости от благополучности районов и общественного положения людей, живущих в них.

Что-то подсказывает, что для избранных европейцев, чье здоровье никак нельзя ставить под удар сомнительным медикаментом, всегда будет под рукой препарат Sanofi, за который французской компании предстоит ручаться самой, а значит, в его безопасности и эффективности куда больше уверенности.

На подобном фоне почти экзотикой смотрятся российские реалии, где немало известных и высокопоставленных граждан стали участниками испытаний отечественной вакцины. А мировые СМИ даже утверждали, что представители российской элиты много месяцев прививались не прошедшим клинические испытания препаратом.

Как это сочетается с их же нападками на "Спутник-V" в связи с его возможной небезопасностью, можно только догадываться.

Наверное, Западу просто суждено по отношению к России всегда подсознательно руководствоваться принципом "у кого что болит".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

241
Осенний променад.

Погодные рекорды Молдовы 30 сентября

0
(обновлено 21:32 29.09.2020)
В Государственной гидрометеорологической службе страны рассказали о наиболее высокой и максимально низкой температуре на это число.

КИШИНЕВ, 30 сен — Sputnik. Минимальный показатель температуры воздуха на территории Молдовы 30 сентября специалисты зафиксировали более шестидесяти назад, когда он опустился до нулевой отметки.

Об этом свидетельствуют данные Государственной гидрометеорологической службы республики.

По информации синоптиков, 30 сентября 1958 года столбик термометра показал ровно 0 градусов по Цельсию.

А температурный максимум зарегистрировали восемь лет назад. В тот день в 2012 году воздух прогрелся в тени до +29,1 градуса по Цельсию.

Таким образом, разница между самым низким и самым высоким температурными показателями, датированными 30 сентября и внесенными синоптиками в свои журналы в разные годы, составляет 29,1 градуса.

Наблюдения метеорологов на территории Молдовы ведутся уже в течение 133 лет.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

0
Теги:
погода
По теме
Когда климат губит цивилизацию - ученые о тайне острова Пасхи