Примэрия Кишинева

Как изменился Кишинев, или Просто ли Сильвии Раду быть супергероем

493
(обновлено 14:28 04.04.2018)
Федор Ларионов
После отстранения политиканов от управления городом в столице начались перемены.

— Папа, а куда мы идем?

Утро, семейная пара с карапузом лет четырех неторопливо следует через залитый солнцем сквер.

— В паспортный стол, — мама опережает с ответом главу семейства. Но папа не в обиде, шествует себе, благодушно жмурясь на весеннее солнце.

Малыш озадаченно замолкает. Понятие "паспортный стол" выше его понимания.

— А зачем?

— Будем делать нам паспорта, — ласковая мамина интонация даже сухое слово "паспорт" заставляет звучать мило и уютно.

— А зачем?

— Сделаем паспорта, и все вместе поедем за границу и будем там жить…

Семья поворачивает с аллеи на шумный проспект, и следующий вопрос маленького почемучки уже не слышен. Впрочем, и так понятно, это еще одно "а зачем?" Зачем за границу?

А интересно было бы послушать, что ответит мама. Но, скорее всего, она не жаждала объяснять горькую правду, — почему кишиневцы вынуждены покидать родной город.

Люди уезжают. Раньше ехали, в основном, сельчане. Затем на чемоданы начали усаживаться и жители столицы. Нарастающие темпы эмиграции невесело комментируют эксперты, — почти 70 процентов населения видят будущее для своих детей только за границей. 

Кишинева это тоже касается. И надо согласиться, что в этом есть огромная заслуга господина Киртоакэ, который так неудачно завершил свой очередной мандат. На посту градоначальника он задержался на десять лет, семь месяцев и двадцать девять дней, не дотянув чуть более месяца до рекорда Серафима Урекяна. Но сравнивать их нельзя — головы разные…

Понимаете, за 10 лет, 7 месяцев и 29 дней можно решить любую проблему города. Если проблема не решается за десять лет, то либо решить ее вообще невозможно, либо решальщик — никуда не годный.

А теперь давайте выйдем на улицу и оглядимся. Изношенный до предела город зиму перенес плохо. Не хотелось бы тыкать пальцем, но это же какой-то горький катаклизм. И если на улице ко мне подойдет гость столицы, застенчиво прихрамывая… Ну, мы же все знаем, что искореженный тротуар и отсутствие фонарей стали типичным элементом столичного пейзажа. 

Так вот, если он спросит, кто управлял городом последние десять лет, то я даже не знаю, что ему ответить.

Да, все мы помним, что какой-то человек в очках тыкал лопатой в сугроб у примэрии, позируя прессе. Потом он зачем-то полез на рекламный щит при стечении журналистов спасать "серийного самоубийцу". Кстати, пару дней назад тот снова кидался с моста, и снова не кинулся. Еще человек в очках то женился, то разводился, и это снова показали все телеканалы. И теперь мы знаем, какой был торт на этой свадьбе, а также посвящены в подробности слезливой истории с разводом всего через год после похода в ЗАГС.

Но кто в это время занимался городом? Вот, что непонятно.

Чем занимался мэр? Раздаривал молдавскую землю, пусть пока и в горшочках. Отрицал, что ездит за границу играть в казино. Получал титул рыцаря в Румынии. "Химичил" с местами для стоянок. Разрешал вырубку деревьев где угодно и выдачу участка под строительство тем, кто умел "подойти к вопросу". 

Десять лет продолжался этот бредовый сон. Теперь город с трудом, но просыпается. 

Очнувшимся Кишиневом управлять тяжело. Гераклу было проще вычистить авгиевы конюшни, чем новому градоначальнику разгребать последствия порочной кадровой политики (знаменитый "однопартийный подход" либералов) и бесстыжей коррупции, которые царили в столице.

Сильвия Раду реально впряглась в работу, и это по-настоящему радует, потому что у города появился хозяин. Прекратились "разборки" и скандалы. Больше никто не вещает о "советской оккупации" и "русских танках". Вместо этого в примэрии говорят о понятных вещах. Транспорт, уборка улиц, ремонт дорог. 

Вот, на днях Раду сообщила в Facebook, что дороги в Кишиневе ремонтируют и по ночам. Наконец-то по ночам! А не утром, в час пик, когда два помятых дядьки в оранжевых жилетах при поддержке тяжелого асфальтового катка парализуют весь трафик в центре города.

Перемены лично я почувствовал, когда поздним темным вечером брел по одной из улочек на Рышкановке, близ бывшего кинотеатра "Шипка". Валил тот самый мартовский снег, превративший Кишинев в рождественскую открытку, и уже метрах в двадцати сквозь белую пелену не было видно ничего. Тьму кое-как рассеивал тусклый свет из окон пятиэтажек. 

И вдруг, из этого "ничего" выплыло огромное, сияющее огнями прожекторов НЛО, с тяжким грохотом пошло мимо меня, разметая сугробы… Грейдер!

Это полузабытое слово хотелось пробовать на вкус и смаковать — "грейдер". Слегка ошеломленный, я стоял на обочине и глядел вслед красным кормовым огням. Что он делает здесь, вдали от центра, без телекамер и прессы? Откуда он взялся? Я думал, что в Кишиневе грейдеры вымерли, как динозавры. Он что, просто… Как это называется… Просто чистит улицу?

И тут же с раздражением понял, что похож на Робинзона, который провел целую вечность на диком необитаемом острове. А теперь вернулся в город, шарахается от карет и прячет за пазухой пончики, про запас, на голодный год. "Это нормально, когда ночью грейдер чистит улицу от снега", — строго напомнил я себе, все еще не до конца веря, что это нормально.

То есть, понимаете, что-то в Кишиневе начинает меняться. И это хорошо. Если дело пойдет такими темпами и дальше, то возможно, очередная мама на пути в паспортный стол, вдруг остановится и задумчиво скажет мужу: "А зачем нам за границу?"

И мама с папой повернут обратно, держа малыша за руки и позволяя ему поджимать ноги, чтобы повиснуть на руках родителей. Потому что свой груз не тянет, и в этих теплых руках, и в голубом небе, и в своем доме заключено столько счастья для маленького человека.

— Мама, а куда мы идем?— Домой, сынок. Домой.

493
Теги:
примэрия Кишинева, коммунальное хозяйство, ремонт дорог, Кишинев, Политика
По теме
Мунсовет Кишинева дал "зеленый свет" отставке Киртоакэ
Сильвия Раду успешно прошла свою первую зиму на посту и.о. мэра Кишинева
Полный демонтаж: Кишинев освобождается от незаконных заграждений
Комментарии
Загрузка...