Революция без бархата: что произошло в Румынии 30 лет назад

459
(обновлено 19:53 17.12.2019)
События в Румынии 1989 года будоражат не только румынское общество. Свое видение причин, которые привели к трагедии 30 лет назад, представляет ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов.

Тридцать лет назад в активный политический словарь вошло словосочетание "бархатная революция". Этим определением стали называть процесс смены власти в странах социалистического содружества Центральной и Восточной Европы. В подавляющем большинстве он хотя и сопровождался массовыми протестными акциями, но носил бескровный характер.

Однако в этом правиле было исключение – Румыния. В этой стране смена политического режима носила вооруженный характер. Она завершилась не только столкновениями и свержением генерального секретаря Компартии и президента Румынии Николае Чаушеску, но и его расстрелом вместе с супругой Еленой. Суд, который состоялся над президентской четой, напоминал по своему стилю не юридический акт, а расправу в духе гангстерских боевиков, когда с постаревшим "авторитетом" расправляются более молодые и рьяные конкуренты.

Впрочем, и сегодня события тех лет будоражат румынское общество.

Одним из главных событий года без всякого преувеличения стал процесс над главным бенефициаром "кровавого декабря", экс-президентом Ионом Илиеску. Именно он тридцать лет назад сменил на политическом Олимпе Румынии "великого кондукэторула", "гения Карпат", "последнего сталиниста Европы". Всеми этими титулами при жизни и после смерти именовали Чаушеску, двадцать четыре года возглавлявшего страну.

В декабре 1989 года многие были склонны видеть в Илиеску демократа и надежду новой Румынии. Сегодня же о нем говорят как о провокаторе, искусственно раздувавшем общественную истерию и отметившимся за три президентские каденции в 1990-х-2000-х годах преступлениями против собственного народа и разжиганием социальной ненависти. В этом ряду называют, прежде всего, использование властями шахтеров для подавления оппозиционных выступлений.

В Румынии стала популярна шутка про то, что расследование событий 1989 года потребовалось спустя тридцать лет для того, чтобы, наконец, понять, что это было. Но, как известно, в каждой шутке имеется и доля истины. Тем паче, что и в 2019 году "кровавый декабрь" по-прежнему крепко держит живых, и счет к прошлому окончательно не закрыт.

Румынский баланс

Румынию выделяют отдельно в ряду стран, вышедших из "социалистического содружества" в конце 1980-х годов. Данный вывод справедлив, но с той поправкой, что и в самом этом "содружестве" она стояла особняком. В отличие от Югославии, строившей свой собственный "самоуправляющийся социализм", Бухарест не входил в открытый клинч с Москвой, не разрывал отношений с СССР. В отличие от Албании Румыния никогда не приостанавливала членства в СЭВ и не выходила из Организации Варшавского договора (ОВД). В личных беседах советский лидер Леонид Брежнев даже называл Чаушеску на русский манер "Николаем Андреевичем". Но в то же время Бухарест порой демонстративно проводил свою внешнеполитическую линию.

В этом ряду можно вспомнить отказ от участия в совместной акции ОВД в Чехословакии в 1968 году и ее осуждение со стороны румынский властей, участие, вопреки солидарному бойкоту участников "социалистического содружества", в летней Олимпиаде в Лос-Анджелесе в 1984 году, особые отношения с ФРГ, Израилем, США. Именно  представители Румынии с особой тщательностью продвигали при подготовке Хельсинкского акта тезис о суверенном праве стран на участие в различных блоках.

Вторым "коньком" Чаушеску, помимо борьбы за внешнеполитическую самостоятельность, стало активное продвижение национализма внутри страны. Именно в его правление была упразднена Муреш-Венгерская автономная область. Чрезвычайно активизировалась и "историческая политика". Многотысячными тиражами стали печататься работы, утверждающие связи между румынами и древними римлянами, румынском языке как лучше всего усвоившим латинское наследие, а также содержащие претензии на Бессарабию и Северную Буковину.

В последнем случае возникали щепетильные ситуации, становившиеся даже предметом бесед Чаушеску с Брежневым. Румынский лидер умело парировал претензии советского визави, подчеркивая, что в его стране есть академическая свобода, а критика историков адресована не к СССР, а к "тяжелому наследию царского режима". Все это не мешало сочетать неканоническую версию социализма, практикуемую Чаушеску внутри и на международной арене, с жестким режимом личной власти. И до определенного времени этого вполне устраивало "западных партнеров" Бухареста, заинтересованных в укреплении любых разломов внутри социалистического лагеря.

Ситуацию радикально изменила перестройка, которую "великий кондукэторул" категорически не принял, добавив себе дополнительного негатива в восприятии со стороны Москвы.

Но и на Западе его режим уже воспринимался как анахронизм. В условиях, когда Кремль, говоря словами известного политического обозревателя Геннадия Герасимова, выбрал в отношениях со странами Центральной и Восточной Европы "доктрину Синатры", то есть свободы выбора, в политических балансирах, коими во время холодной войны были Румыния или Югославия, уже не было особой нужны. Их международная  "капитализация" стремительно таяла, что накладывалось и на усталость самих румын от авторитарного правления семьи Чаушеску. 

Послесловие длиною в тридцать лет

Все тридцать лет после "кровавого декабря" в СМИ как в Румынии, так и за ее пределами не утихали споры вкупе с конспирологическими версиями о том, кто помог смене власти в этой стране. Думается, они не закончатся и после трагического юбилея. Как бы то ни было, а в декабре 1989 года Чаушеску не помогли ни внутри страны, ни извне. Национализм в Европе получал новое рождение. Теперь его следовало приправлять уже не социалистическими идеологемами, а проповедями о "свободе от тоталитаризма" и европейском единстве.

При этом нелегитимность и политическое насилие надолго поселились в Румынии после ухода "последнего сталиниста", какие бы правильные слова о европейском выборе ни говорились! Чего стоят одни "минериады", когда государство фактически отдало на аутсорсинг свою монополию на насилие отрядам рабочих и пошло по пути сталкивания разных социальных групп ради укрепления власти выгодоприобретателей "кровавого декабря"! 

Впрочем, к началу 2000-х годов пришла очередь отвечать и героям тех "рабочих походов". Яркий пример – судьба шахтерского лидера Мирона Козмы, получившего тюремный срок. Затем начали спрашивать и с Иона Илиеску – как за накручивание психологического террора, так и за использование рабочих дружин против оппонентов.

За прошедшие тридцать лет Румыния успела обозначить и территориальные проблемы. По этой части особо активным был Траян Бэсеску, занимавший президентское кресло в течение десяти лет (2004-2014). Время от времени он напоминал и об "искусственно разделенном" по реке Прут румынском народе, и о претензиях к Украине. Сегодня эта тема не столь остра, но запрос на нее имеется, как в Бухаресте, так и в Кишиневе. Румыния стала весьма активным членом НАТО и ЕС. При этом и сегодня она пытается играть свою собственную партию, не поддерживая, например, независимость Косова и подчеркивая, напротив, свое "сербофильство".

Бухарест более других членов НАТО и "единой европейской семьи" выступает за американское присутствие в Европе и скорейшее вступление в Альянс постсоветских республик, как и за минимизацию российского присутствия на Днестре.

Все это не превратило, конечно же, страну в одного из локомотивов ЕС. И вообще история последних тридцати лет весьма поучительна. Завышенные ожидания не оправдались. Как следствие – стремление рассчитаться с прошлым, пересмотреть биографии героев вчерашних дней. Вот только во многом такие попытки по сути своей выглядят, как некий ремейк прощания с наследием "последнего сталиниста". Разве что в 2019 году обходится без жертв. Бархата стало ощутимо больше, хотя и не для всех!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

459
Тема:
Румынская революция 1989 года: взгляд из XXI века (8)

У Америки есть план перестройки. Он страшен

303
(обновлено 11:34 08.07.2020)
Понятно, что политические и экономические системы разные, но бывает так, что даже очень разные по конструкции державы умирают похожим образом, считает автор.

Наблюдая за сегодняшними США, сложно не отметить параллели между тем, что происходит в Вашингтоне сейчас, и тем, что происходило в эпоху позднего СССР, пишет автор РИА Новости.

Понятно, что политические и экономические системы разные, но бывает так, что даже очень разные по конструкции державы (и кстати, у СССР и США больше общего, чем может показаться на первый взгляд) умирают похожим образом. Среди очевидных параллелей — потеря общественного уважения к базовым ценностям и идеологии, на которых была основана страна, а также очевидный (и очень острый) конфликт поколений — американская молодежь по большей части искренне ненавидит свою страну, ее историю, ее ценности и старшее поколение, которое представляется ей воплощением косности, преступной идеологии и вообще воспринимается как "седое препятствие на пути светлого будущего".

Зуд в плане сноса памятников и переименования улиц — тоже нечто знакомое, как и периодически вскрывающийся факт того, что американской нации, по сути, нет, а есть примерно восемь протонаций, которые друг друга не очень любят и не очень понимают, ибо их объединяет лишь язык, доллар, федеральный подоходный налог и уголовная статья, запрещающая сецессию.

Меркель считает, что Европе стоит подумать о мире без лидерства США>>>

Восемь квазинародов США — это не гипербола, чтобы усилить похожесть на поздний СССР с его национальной враждой, а сухая констатация факта, которой еще в 1981 году была посвящена культовая книга журналиста и кембриджского исследователя Жоэля Гарро "Девять народов Северной Америки" (в США живут восемь народов, а девятый — это жители провинции Квебек). За прошедшие 40 лет это культурное (и местами этническое) разделение стало только острее.

Единственный элемент, которого не хватало для того, чтобы схожесть с эпохой угасающего СССР стала совсем полной, — это некий аналог перестройки, которая в силу специфики исполнения и изначальных концептуальных недостатков добила и экономику, и саму сверхдержаву. В качестве возможной версии "американской перестройки" можно было обосновано воспринимать программу Александрии Окасио-Кортес и ее союзников "Новая зеленая сделка для Америки", но все-таки этому псевдоэкологическому манифесту немного не хватало мейнстримной поддержки, да и с привлекательностью — даже для верных сторонников Демократической партии — у нее были определенные сложности.

Однако на фоне массовых беспорядков и моральной паники, которая начала раскручиваться в американском обществе после убийства рецидивиста-наркомана Джорджа Флойда, проект "американской перестройки" обрел эдакое второе идеологическое крыло. Если раньше программа, которую продвигали наиболее радикальные демократы, имела чисто зеленый оттенок с небольшим привкусом дурно понятого социализма, то сейчас американской аудитории в специальном проекте The New York Times представлена еще и расовая версия программы реформирования американской экономики. И тут уже жителю США, как и американским элитариям, не отвертеться: в случае поражения Трампа на выборах, а его совершенно нельзя исключать, мало кто сможет сопротивляться именно этой программе из-за риска оказаться одновременно "врагом планеты и ее климата" и "системным расистом".

Конечно, предложения, опубликованные в The New York Times, нельзя считать официальной программой Джо Байдена или Демократической партии, но по большому счету этого и не требуется. The New York Times выполняет функции внешнего мозга и морального компаса на аутсорсе для многих американских избирателей и значительной части управленческой элиты, и если эта газета вышла с очень объемным спецпроектом (растянутым на сколько номеров) под названием "Америка, которая нам нужна" и программными статьями, написанными как самой редакцией издания, так и знаковыми "левыми" или "прогрессивными" экономистами, активистами и бизнесменами, можно смело делать вывод о том, что если не буква, то дух изложенных предложений будет присутствовать в американском экономическом будущем.

Как и следует ожидать от проекта "американской перестройки", на фоне сравнительно небольшого количества здравых (или, по крайней мере, теоретически благонамеренных) идей сверкают брильянтами чистого безумия целые созвездия таких мер, которые приведут или к социальному взрыву, или к серьезным экономическим проблемам, или к комбинации этих последствий.

Перечислим несколько наиболее ярких и знаковых предложений авторитетного издания и его экспертов:

— простить все долги черных американцев, включая долги по потребительским кредитам;

— изменить закон о Центральном банке США, обозначив в качестве критерия оценки деятельности Федрезерва уровень безработицы среди черных американцев (на практике это будет означать, что Центробанк будет из печатного станка субсидировать синекуры для расовых меньшинств, одновременно разгоняя инфляцию для всех остальных граждан).

Также предлагается сделать все банковские услуги бесплатными для черных, сделать только для черных ипотеку под ноль процентов, а для черных владельцев бизнеса — кредиты на его развитие под ноль процентов. Легко догадаться, из чьих процентных ставок и налогов будет субсидироваться столь щедрая программа. А для того чтобы социальная справедливость совсем расцвела, предлагается резко увеличить размер налога на наследство, что позволит заняться более активным перераспределением собственности, причем — по очевидным причинам — это будет "белая" собственность.

Предполагается, что пострадают от такого увеличения налогов только самые богатые, но и снос памятников в США должен был задеть только расистов-рабовладельцев, а почему-то снесли памятники Колумбу и Рузвельту.

А для того чтобы никакие консерваторы никогда больше не смогли этому помешать, предлагается провести серию реформ избирательной системы, которые приведут к тому, что демократы будут править вечно, в том числе с помощью массового "голосования по почте", которое пользуется заслуженной репутацией инструмента масштабного электорального жульничества. В качестве примера можно привести недавний случай: в мае 2020 года на муниципальных выборах в городе Пэтерсон, штат Нью-Джерси, 20 процентов (!) бюллетеней оказались поданы с нарушениями — то есть были или вброшены, или подделаны, или были настоящими, но с поддельными подписями.

Эта программа только кажется невозможной в силу очевидной токсичности ее последствий. Это будет не первый и не последний случай в мировой истории, когда часть элиты конкретной страны ставила свои внутриполитические интересы и желание зацементировать свою власть выше интересов страны, экономики и общества в целом.

И даже если Трамп победит, то вряд ли это решит проблему. Запрос на "американскую перестройку" под предлогом борьбы за экологию и расово-социальную справедливость останется, как и тот сегмент американской элиты, которой именно такая "перестройка" нужна для того, чтобы окончательно и бесповоротно победить в борьбе за власть. А самое важное — это то, что примерно половина американских избирателей готова доверить судьбу страны именно "перестройщикам".

Кстати, экономическая программа Трампа и экономических националистов из его окружения тоже не поддается реализации без деструктивных последствий, хотя и строится на гораздо более логичных принципах.

Возможно, американским избирателям стоит посочувствовать этой осенью: у них нет по-настоящему хорошего выбора, выбирать придется между перестройкой с привкусом "шампанского социализма" и джингоистской версией экономического национализма, основанного на мифе об американской исключительности во всем, что связано с деньгами, армией и наукой. То есть выбирать придется между иллюзией справедливости и иллюзией национального величия, а значит, хорошего выбора, который приведет в реальное хорошее будущее, у них нет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

303
Муниципальное предприятие Центральный рынок

Произойдет ли в Кишиневе "рыночная революция"

363
(обновлено 21:22 07.07.2020)
Как вернуть столице титул "цветка из камня" — столичная администрация решительно и системно взялась за наведение порядка в городской торговле.

Примэрия Кишинева всерьез начала борьбу с незаконными ларьками и киосками в городе, героически преодолевая сопротивление владельцев полулегальных и вовсе нелегальных торговых точек, привыкших за десятилетия к торгово-налоговому хаосу — так крепко, что им это даже начало казаться нормальным.

Нужно отдать должное генпримару Иону Чебану — до него никто из градоначальников не сходился всерьез в единоборстве с владельцами сетей, включающих в себя десятки "воткнутых" на каждом оживленном пятачке киосков и "стихийных" (а на самом деле, хорошо организованных) базарчиков, работавших, в лучшем случае, с просроченными разрешительными документами, а иногда и вовсе без них. Возможно, когда-то такие документы и были, но за давностью лет о них перестали и вспоминать — мол, "давно тут стоим, всегда торговали". Об уплате налогов нечего и говорить: о какой-либо достоверной бухгалтерии там и речи не шло.

Тоска по Кишиневу, или Такая разная ностальгия>>>

Неорганизованная торговля процветала в Кишиневе под самым носом у городской администрации, и это заставляло предположить, что в примэрии долгие годы либо покрывали полулегальную торговлю, либо просто махнули рукой, смирившись с таким положением дел.

Решить эту проблему представлялось задачей не более простой, чем довести до зеркального блеска авгиевы конюшни.

Снос даже одного, отдельно взятого проржавевшего ларька, гордо занявшего собой половину тротуара на центральной городской улице, представлялся делом трудным, чреватым неприятностями и не сулившим никаких выгод чиновнику. А ларьков этих в почти миллионном городе — не сосчитать. Тем более что и с учетом дела обстояли в городской администрации так себе.

Тем временем Кишинев превратился из города, который когда-то называли "цветком из камня", и куда архитекторы со всего Советского Союза приезжали полюбоваться передовыми архитектурными решениями, в нечто прямо противоположное. В "базар-вокзал", где пешеходы с трудом проталкивались между торгующими, а на любой из нешироких центральных улиц, как минимум, две полосы были заняты припаркованными как попало автомашинами.

Chisinau
© Sputnik / Shahverdiev
Таким когда-то был проспект Мира в Кишиневе - нынешний проспект Дачия.

Как и положено любому "базару-вокзалу", о муниципальных интересах и о муниципальном имуществе здесь мало кто беспокоился — перекрестки становились рынками, подземные переходы разрушались, парапеты и бордюры приходили в негодность, фонтаны превращались в мусорные свалки.

Чтобы изменить положение дел к лучшему, уже недостаточно было одного только плана — требовалась и определенная решительность и понимание, что тут не просто можно, а и нужно власть употребить. Решительности у нового столичного градоначальника хватает — и начатая на улицах Кишинева тотальная эвакуация нарушающих порядок торговых точек служит тому прямым свидетельством.

На этом пути примэрии ожидаемо приходится преодолевать сопротивление, и это сопротивление растет по мере того, как коммерсанты убеждаются — примар затеял реформы не как обычно, чтобы погрозить пальцем напоказ избирателям, а системно и всерьез. Последний случай такого рода — рынок "Дельфин". Администратор рынка решил закрыть его — таким образом ответив на требование примэрии убрать незаконно установленные на тротуаре киоски. Этот шаг понятен: местные жители привыкли к рынку, смирились с беспорядком ради удобства. И решение закрыть рынок так, чтобы обвинили в этом примэрию — явная попытка давления на городскую администрацию.

"Многие экономические агенты в столице привыкли игнорировать правила и законы, и пытаются шантажировать муниципалитет", — заметил по этому поводу Ион Чебан.

Однако известно, что на давление нынешний примар не поддается совсем — кабинетным работником и "белым воротничком" Чебана не назовешь и нервы у него, прошедшего не одну политическую кампанию, на редкость крепкие.

Случай с рынком "Дельфин" показывает, что одновременно с беспорядочно разбросанными по городу ларьками очередь в наведении порядка дошла и до рынков. Видимо, не по совпадению именно сейчас примэрия выдвинула инициативу о создании рынков в каждом секторе города — но уже не как "частной лавочки", возникшей по принципу "кто первым застолбил хлебное место", а как филиалов муниципального предприятия "Центральный рынок".

Как будет выглядеть Центральный рынок Кишинева после возможной модернизации
Как будет выглядеть Центральный рынок Кишинева после возможной модернизации

Фактически, это означает, что в Кишиневе происходит "рыночная революция" — когда расположение, устройство и менеджмент рынков переходят под одно, муниципальное крыло в рамках прозрачно управляемой городской структуры. Ничего подобного в Кишиневе не было отродясь, с момента перехода от плановой экономики к "дикому капитализму" в 90-х годах.

Появление этой инициативы выглядит логическим продолжением более масштабного процесса — внедрения муниципальной концепции по организации уличной торговли, которая уже представлена на рассмотрение Муниципального совета Кишинева. Решительные и конкретные действия примэрии позволяют надеяться, что этот документ не станет еще одним случаем бесполезного перевода бумаги, как это случалось со многими планами и концепциями в прошлые года.

Если кишиневской администрации удастся решить проблему рынков, то для жителей муниципия здесь не будет ни одного минуса, сплошные плюсы. С базарами в городе совсем беда — полноценно действующие продовольственные рынки действуют только в Центре, на Чеканах и отчасти, на Буюканах. Население самого большого сектора города, Ботаники, а также Рышкановки практически лишены доступа к продукции, которую жаждут продать горожанам окрестные сельхозпредприятия и фермеры.

Создание рынков в секторах столицы — это и новые рабочие места, и инфраструктура. Ведь правильно организованный базар представляет из себя сложный механизм, окруженный складами, пронизанный коммуникациями и подъездными дорогами.

Кишинев ушедшей эпохи - редкие фотографии>>>

До возвращения Кишиневу титула "цветка из камня" еще очень далеко — столица сегодня представляет из себя яркий пример "устаревшего" города, остро нуждающегося в современных урбанистических технологиях, реальном Генеральном плане и талантливых архитекторах — которые не впадут в отчаяние, увидев, во что превратился город, где примитивные фасады из пластика и стекла заслонили по-настоящему красивые здания, а многоэтажки норовят вырасти на каждой оставленной без присмотра детской площадке.

Однако похоже, что городская администрация на правильном пути.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

363
Теги:
Кишинев
По теме
Примэрия столицы убирает киоски с тротуаров в районе Центрального рынка
Куда переедет на время кишиневский "Арбат", и что появится вместо киосков
Чебан разъяснил скандал вокруг рынка "Дельфин" в столичном секторе Буюканы
пограничная полиция

Обновленный "желтый код": чего ждать жителям некоторых регионов Молдовы

0
(обновлено 13:50 08.07.2020)
Специалисты уточнили, в каких регионах сохраняются риски выхода воды в пойму: речь идет о населенных пунктах, расположенных на юге Молдовы и находящихся в непосредственной близости к Пруту.

КИШИНЕВ, 8 июл – Sputnik. Государственная гидрометеорологическая служба обновила "желтый код" гидрологической опасности в связи с удержанием высокого уровня воды в реке Прут. Предупреждение действует до 13 июля в некоторых населенных пунктах на юге страны, которые расположены близко к реке.

"На участке города Леова - села Брынза будут удерживаться высокие уровни воды", - отметили в Госгидрометеослужбе.

"Желтый код" предполагает, что погодные условия потенциально опасны. Ожидаемые метеорологические явления обычны для территории страны, но временами могут угрожать отдельным видам социально-экономической деятельности.

До этого действовали "желтый" и "оранжевый" коды гидрологической опасности в связи с выходом воды на пойму в регионах расположенных близко к рекам Днестр и Прут.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

0
Тема:
Погода в Молдове
По теме
В Молдове новый "желтый код" и обновлен "оранжевый": о чем предупредили синоптики