Запуск ракеты Tomahawk. Архивное фото

Американский ответ "Калибрам": что умеют новейшие "Томагавки"

409
(обновлено 16:48 28.12.2020)
Летать дальше, бить больнее, игнорировать противодействие — американцы испытали новую модификацию крылатой ракеты Tomahawk — Block V.

В Тихом океане, недалеко от Гавайских островов, эсминец Chafee отстрелялся по цели на морском полигоне. ВМС США лаконично сообщили: все прошло успешно. О том, что известно о Block V и как на ее фоне смотрятся российские "Калибры", — в материале РИА Новости.

Два варианта

Разработку Block V в Пентагоне опрадывают бешеными темпами усиления военно-морского потенциала Китая. КНР действительно очень быстро строит крупные надводные корабли и подводные лодки, активно развивает их вооружение и бортовые системы. Американцы всерьез опасаются потерять преимущество в Мировом океане — по оценкам экспертов, у Китая к 2035-му будет уже 420 вымпелов.

Вот Пентагон и увеличил заказ на противокорабельные вооружения. До 2025 года планируется закупить 850 ракет, способных уничтожать крупные надводные цели на большом удалении. До недавних пор в арсенале американских моряков были только разработанные еще в 1970-х противокорабельные "Гарпуны" с дальностью до 280 километров. Однако в 2018-м ВМС получили сверхзвуковые AGM-158C LRASM, способные поражать морские цели на удалении до 900 километров.

Впрочем, новое оружие пока не пошло в серию. Поэтому параллельно производству LRASM в Пентагоне решили вернуть старому доброму дозвуковому "Томагавку" противокорабельные возможности, которых эта ракета лишилась в середине 1990-х после принятия на вооружение варианта Block II. Известно, что в Block V планируется превратить все имеющиеся "Томагавки" четвертого поколения.

Первая версия получит обозначение Block Va и будет применяться с кораблей и подводных лодок против надводных целей. Этот вариант назвали MST (Maritime Strike Tomahawk — "морской ударный "Томагавк").

По мнению специалистов, он будет сочетать в себе активный и пассивный радиолокационные и тепловизионный каналы самонаведения, а также оснащаться мощным процессором обработки данных и новым блоком инерциального наведения. Ожидается, что этот "Томагавк" сможет поражать крупные надводные движущиеся цели на дистанции до 1600 километров.

Есть еще Block Vb. Это "классический" "Томагавк" для нанесения ударов по наземным целям. У него новая проникающая боевая часть Joint Multiple Effects Warhead System (JMEWS), сочетающая кумулятивный предзаряд с проникающей боеголовкой. Взрыватель — программируемый, многоцелевой, способный подорвать боевую часть в воздухе. Эта ракета нацеливается как на укрепленные подземные бункеры, так и на обычные военные объекты.

Пять причин

Специалисты интернет-портала Defense News объяснили, почему "Томагавки" актуальны и сегодня — в век сверхзвукового и гиперзвукового оружия. Во-первых, Block V значительно точнее предшественников, а дальности хватит, чтобы эффективно противостоять китайским ракетам DF-26 и DF-21 в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Во-вторых, модифицированный "Томагавк" защитили от средств радиоактивной борьбы и изготовили с использованием технологий малозаметности, что значительно повышает выживаемость.

В-третьих, дозвуковая скорость ракеты дает преимущество над более быстрыми конкурентами. "Томагавк" пятой версии экономичнее по расходу топлива, следовательно, дальность его эффективного действия гораздо выше. В-четвертых, эта ракета сравнительно дешевая. Один пуск Block V обойдется налогоплательщикам в миллион долларов. Сверхзвуковая ракета "корабль — воздух" SM-6 стоит, к примеру, в четыре раза дороже.

И, наконец, Block V не отличается от предшественников по габаритам, что позволит использовать его в старых установках вертикального пуска Mk41, которыми оборудованы эсминцы "Арли Берк" и крейсеры "Тикондерога". Кроме того, запускать эти ракеты без каких-либо переделок в конструкции смогут атомные подводные лодки типа "Лос-Анджелес", некоторые "Огайо", "Вирджиния" и "Сивулф". Ожидается, что Tomahawk Block V в обоих вариантах пойдут в серийное производство к 2023 году.

Главный конкурент

Ближайшим аналогом американских "Томагавков" считаются крылатые ракеты "Калибр", которые Россия впервые испытала в боевых условиях осенью 2015 года. Корабли ВМФ одновременно атаковали новейшим оружием 26 объектов террористов в Сирии, успешно поразив почти все. Этими ракетами оснащены фрегаты проектов 22350 и 11356, корветы проекта 20385, малые ракетные корабли проектов 21631 и 22800, а также подводные лодки проектов 885, 636.3, 677, 971 и 877. В ближайшем будущем часть вымпелов еще советской постройки также переоборудуют под "Калибры".

Точные характеристики ракет семейства "Калибр" неизвестны. Однако Владимир Путин, выступая в клубе "Валдай" 19 октября 2017 года, говорил, что дальность полета ракеты морского базирования до надводной цели составляет 1400 километров — это сравнимо с новыми "Томагавками". Дальность версии для стрельбы по наземным объектам — от 2000 до 2600 километров. Однако это далеко не предел.

В январе 2018 года некоторые СМИ со ссылкой на источники в Минобороны сообщили, что в России создают модернизированную крылатую ракету "Калибр-М" корабельного базирования с максимальной дальностью стрельбы более 4,5 тысячи километров. Отмечают, что новинка крупнее предшественниц, а вес ее боевой части приблизится к тонне. Ракета сможет нести как обычные, так и ядерные боеголовки.

Судя по имеющимся данным, "Калибр-М" превзойдет по тактико-техническим характеристикам новые американские "Томагавки".

Однако в чем у американцев есть неоспоримое преимущество — так это в количестве носителей крылатых ракет. У ВМС США более сотни надводных и подводных вымпелов, вооруженных большим количеством высокоточного оружия. У России же сегодня таких кораблей — чуть больше 20.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

409
По теме
"Это прыжок на другой уровень": чем вооружают российских десантников
Военно-морские итоги года: "цирконизация" и 40 новых кораблей ВМФ России
"Достанется всем": что скрывают США, заявляя о "российской агрессии"
Конституционный суд.

Как КС стал главным законодателем мод в языковой политике Молдовы

261
Конституционный суд в очередной раз внес свои коррективы в понятие молдавской национальной идентичности и вопросы межэтнического взаимодействия в РМ. Как и в 2013 и 2018 годах, в молдавской нормативно-правовой базе появилось немало новшеств.

КС в очередной раз, не имея на то никаких полномочий, и дополнил Основной закон основополагающими элементами молдавской "конституционной идентичности", и объяснил, какие языки в Молдове вправе иметь привилегированный статус, а какие нет.

Казалось бы, эти вопросы находятся далеко за пределами компетенции органа конституционной юрисдикции, но у судей КС на протяжении последних десяти лет на подобные темы всегда есть что добавить от себя.

По сути, благодаря нескольким решениям молдавского Конституционного суда, Основной закон страны в части использования языков был изменен до неузнаваемости.

Румынский вместо молдавского

Первым важным пересмотром положений Конституции стало постановление состава инстанции под руководством Александра Тэнасе. Еще в 2013 году, суд, главной обязанностью которого является защита Конституции, решил, что одно из ключевых ее положений следует пересмотреть. 

Тогда КС посчитал, что Декларацию независимости Республики Молдова следует считать частью преамбулы Основного закона, а в вопросах названия государственного языка ее текст имеет приоритет перед нормами самой Конституции. В Декларации о независимости, напомним, упоминается румынский, а не молдавский язык. А так как решения КС не подлежат обжалованию и не могут быть отменены, с тех пор в Молдове сложилась неоднозначная ситуация — Конституция провозглашает государственным языком молдавский, но, по мнению КС, который дает ее официальные толкования, вместо молдавского государственным следует считать румынский. 

Странность этого решения видна любому, кто умеет читать. С одной стороны, статья 13 Конституции устанавливает прямо название языка, а статья 7 говорит о том, что "ни один закон или иной правовой акт, противоречащие положениям Конституции, не имеют юридической силы". 

КС, давая официальное толкование Конституции, в первую очередь обязан установить подлинную волю законодателя. Этим общеизвестным правилом судьи пренебрегли и в этот раз. Вряд ли авторы Основного закона, когда провозглашали государственным молдавский язык, имели в виду румынский.

"Устаревший" закон

В 2018 году уже другой состав Конституционного суда принял не менее спорное с правовой точки зрения решение, разрушившее функционировавшую в Молдове на протяжении 30 лет систему межнационального взаимодействия. Тогда КС отменил один из старейших документов независимой Молдовы — закон "О функционировании языков на территории Молдавской ССР". Ни одна власть в Молдове даже не пыталась за все 30 лет независимости внести в его положения сколько-нибудь значимые коррективы. Вместо депутатов закон одним своим решением "отменил" КС.

Это тот самый акт, благодаря которому русский язык получил статус языка межнационального общения в Молдове, что должно было обеспечить соблюдение прав русскоязычного населения республики.

Процедура, с помощью которой КС этот закон "отменял", заслуживает особого внимания. 

Суд не признал закон противоречащим Конституции, что было бы очевидной нелепостью. Для акта 1989 года судьи придумали уникальный способ — признание его устаревшим.

Главные аргументы судей сводились к тому, что закон был принят еще до провозглашения независимости и содержит отсылки к общему пространству СССР, устаревшие понятия и тому подобное.

Ни Конституция, ни Кодекс конституционной юрисдикции, ни Закон "О Конституционном суде" не предусматривают процедуры признания закона "устаревшим". По Конституции и закону "О законодательных актах", признать закон устаревшим и отменить его может только парламент.

Но важнейший аргумент содержится в самой Конституции. В разделе "Заключительные и переходные положения" Основного закона говорится, что закон "О функционировании языков на территории Республики Молдова" от 1 сентября 1989 года продолжает действовать в части, не противоречащей самой Конституции. Это означает, что авторы Основного закона сами сделали все для того, чтобы сохранить закон в действии. Для этого Конституционному суду было запрещено рассматривать конституционность законов, принятых раньше Конституции. Это ограничение сами судьи признали неконституционным тем же решением, которым отменили закон 1989 года.

Объединяющая роль румынского языка

Решением от 21 января 2021 года КС не просто признал неконституционным принятый в декабре 2020-го закон "О функционировании языков на территории Республики Молдова", он сделал невозможным принятие такого закона в будущем. 

Основные выводы Конституционного суда из постановления от 21 января:

  • Государственным языком в Молдове, исходя из постановления КС от 5 декабря 2013 года, следует считать румынский;
  • Конституция, закрепляя право на сохранение и использование русского и других языков в Молдове, имеет в виду родные языки граждан, а не языки, чаще используемые ими;
  • Конституция не предоставляет русскому языку привилегированный статус по отношению к другим языкам меньшинств. Русский язык в части 2 статьи 13 упоминается в качестве примера;
  • КС оперирует в мотивировке своего решения данными переписи населения 2014 года о родных языках и игнорирует данные об обычно используемых языках исходя из того, что Конституция защищает право меньшинств на использование родных языков;
  • Исходя из предположения, что термин "румынский" включает и название "молдавский" язык суд установил, что румынский является родным для 77,8% населения Молдовы. (В ходе переписи 2014 года 56,7% населения назвали родной язык молдавским).
  • Государственный язык Молдовы имеет конституционную ценность, является символом единства молдавского народа, будучи неотъемлемой частью конституционной идентичности.
  • Провозглашение государственного языка служит целям определения идентичности большинства населения и преследует цель установления языка, который обеспечивает взаимодействие между разными частями общества. (Другими словами языком межэтнического общения в Молдове может быть только государственный язык).
  • Каждый гражданин, живущий на территории страны и стремящийся интегрироваться в общество, активно участвовать в демократических процессах и пользоваться возможностями, которые предоставляет государство Республика Молдова, нуждается в знании государственного языка;
  • Права меньшинств гарантируются и защищаются как на национальном, так и на международном уровне.
  • Квазиофициальный статус русского языка, провозглашенный оспариваемым законом, по сути уравнивает его с государственным языком, что противоречит статье 13 Конституции.
  • Суд установил, что для введения в действие закона о статусе языков необходимы финансовые средства, а, значит, положительный отзыв правительства, который не был представлен при рассмотрении проекта в парламенте.
Доводы суда вряд ли можно считать состоятельными и бесспорными по следующим причинам.

Во-первых, судьи основываются на, мягко говоря, сомнительных решениях предшественников от 2013 и 2018 годов. 

Во-вторых, КС в этом решении устанавливает основные принципы использования государственного языка по отношению к языкам этнических меньшинств и более того, определяет, в какой степени между собой соотносятся миноритарные языки. Хотя Конституция в статье 13 четко устанавливает: порядок функционирования языков на территории Республики Молдова устанавливается органическим законом. А значит этот вопрос находится в исключительной компетенции парламента.

В-третьих, КС, вслед за предшественниками, подменяет понятия, когда говорит, что 77% населения считают родным языком румынский.

В-четвертых, КС решает исключительно вопросы права и не должен высказываться по поводу целесообразности того или иного закона. По сути, оперируя цифрами из переписи населения, судьи пытаются доказать функциональные пробелы в оспариваемом законе, что не входит в компетенцию суда.

В-пятых, Конституция не наделяет государственный язык статусом "символа единства молдавского народа" и уж тем более не обусловливает возможность "пользоваться благами, которые предоставляет государство Республика Молдова" необходимостью знать государственный язык. В данном случае КС выходит за рамки своих полномочий и создает новые конституционные нормы, которые не вытекают из прямого толкования статей Конституции.

Наконец, все доводы суда можно было бы рассматривать всерьез если бы не самое главное обстоятельство. На момент принятия Конституции Молдовы в стране действовал закон "О функционировании языков" 1989 года, который предоставлял точно такой же статус русскому языку, как и оспариваемый в КС акт. Если бы законодатель, принимая Основной закон страны, вкладывал в его текст тот смысл, который сейчас пытается вложить Конституционный суд, разве он оставил бы закон 1989 года в силе без изменений?

Старый закон о функционировании языков не просто оставили в том же виде, необходимость его сохранения напрямую прописали в Конституции. Более того, законодатель обезопасил закон 1989 года, указав, что изменения в его текст в течение семи лет с момента принятия можно будет вносить только 2/3 голосов депутатов.

Поэтому решение КС от 21 января 2020 года лишь успешно завершило победоносное наступление нескольких составов Сада, отстаивающих определенную точку зрения в тридцатилетнем споре о форме молдавской национальной идентичности и способах языкового взаимодействия государства с его гражданами.

Нынешний состав Конституционного суда всего лишь обеспечил преемственность в деле однобокой интерпретации Основного закона по вопросам языковой политики в Молдове, сославшись на два не менее спорных постановления своих предшественников.

Очевидно, что уже несколько сменяющих друг друга составов Конституционного суда, допуская подобные манипуляции, стремятся отразить в своем решении волю определенной части населения Молдовы как в вопросе названия государственного языка, так и в вопросах использования языков на территории Молдовы и основ самой государственности. Пока этими вопросами качественно и эффективно не занимаются политики, их в свои "умелые" руки берет КС.

Подобные попытки навязать другой, значительной части населения свой взгляд на государство вряд ли могут увенчаться успехом. Гражданам Республики Молдова, скорее всего, еще не раз придется возвращаться к фундаментальным для государства вопросам. И решить их удастся лишь тогда, когда противоборствующие стороны научатся слышать друг друга и осознают необходимость достижения компромисса.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

261
По теме
Конституционный суд признал неконституционным закон о статусе русского языка
Батрынча: в парламенте проголосуют за новую редакцию закона о языках
Депутат Госдумы: почему судьбу русского языка в РМ решают граждане Румынии
Зима в Кишиневе

В Европу через нарушения прав русских?

350
(обновлено 15:30 22.01.2021)
Русский язык исторически всегда был языком межнационального общения в Молдавии и сейчас выполняет эту функцию. Родным он является не только для проживающих в Молдавии этнических русских, но и для многих молдаван, украинцев, гагаузов.

Сразу две атаки на русский язык на постсоветском пространстве: вступление 16 января в силу нормы украинского закона, переводящего всю сферу обслуживания на "мову", о чем мы уже приняли жесткое зявление Совета Федерации, и решение Конституционного суда Молдавии, признающее незаконным особый статус русского языка и отменяющее подписанный предыдущим президентом страны Игорем Додоном закон о функционировании языков. По времени совпадение может и случайное, но по содержанию – явно нет.

Общее у президентов этих двух стран одно: курс на евроинтеграцию. В связи с этим резкое ущемление прав русскоязычных граждан соответствующие политические лидеры рассматривают, судя по всему, как важную и необходимую веху на пути в Европу. Причем складывается все большее впечатление, что в Европе с пониманием относятся к таким подходам, считая их вполне соответствующими тем самым европейским ценностям, которым, грубо попирая при этом европейские же конвенции, декларативно присягают в Киеве и Кишиневе. Если бы речь шла о языках стран Евросоюза, окрик бы последовал немедленно, а вот по отношению к русским "дозволено все", как мы уже видели на прибалтийских примерах. Тревожный показатель, ибо русофобия становится системным элементом европейской политики, активно поощряемой Евросоюзом по соседству с Россией.

В Молдавии предыдущая попытка "расстаться" с русским языком была предпринята в 2018 году при режиме Плахотнюка. Теперь последовала новая, при президенте Майе Санду, идейные сторонники которой из числа молдавских парламентариев и подали соответствующую жалобу в Конституционный суд.

Конечно же, это решение – не правовое, а исключительно политическое, принятое под давлением сил, называющих себя "проевропейскими". Правда, "европейскую интеграцию" своей страны эти политики понимают весьма специфическим образом – через отказ от древней молдавской идентичности и собственной государственности ради вхождения в состав Румынии. Случайно ли, что и председатель Конституционного суда госпожа Маноле, и депутаты, подавшие в суд иск против русского языка, по данным СМИ, являются гражданами Румынии? Соответственно, борьба с русским языком для подобных политиков – это не столько про язык как инструмент межнациональной коммуникации, сколько про геополитический вектор: для разрыва многовековых связей молдаван и Молдавии с Россией и русскими они готовы попирать права не только молдаван, проводя политику румынизации, но и сотен тысяч граждан Молдавии других национальностей, для которых русский язык является либо родным, либо основным в использовании (а это и русские, и гагаузы, и болгары, и украинцы).

Кстати, представитель правительства в КС, и. о. министра юстиции Фадей Нагачевский пытался объяснить судьям, что все этнические меньшинства в стране используют русский язык в качестве языка общения, к тому же подавляющее большинство граждан Молдовы владеет русским языком, поэтому именно этот язык является де-факто языком межнационального общения. Однако это не возымело действия на тех, кто, по идее, призван следить за соблюдением конституционных прав граждан Молдавии. Аргументация госпожи Маноле в пользу отмены этого закона вызывает в этом контексте искреннее недоумение. Закон, оказывается, давал привилегированное положение русскому языку, а ликвидации дискриминации граждан, мол, может способствовать использование единственного языка на всей территории страны. Воистину, свобода – это рабство, а война – это мир! Суд буквально заявил: "Придавая русскому языку статус, аналогичный статусу румынского языка, оспариваемый закон снижает интегрирующую силу официального языка".

Русский язык исторически всегда был языком межнационального общения в Молдавии и сейчас выполняет эту функцию. Родным он является не только для проживающих в Молдавии этнических русских, но и для многих молдаван, украинцев, гагаузов.

И этот тезис сразу адресует нас к двум важным вопросам. Во‑первых, в ходе своей избирательной кампании Майя Санду неоднократно говорила, что хочет построить Молдову, "в которой граждане всех этнических групп будут чувствовать себя в безопасности, в которой их права, включая право на использования своего языка, будут надежно защищены". Если сейчас госпожа президент поддержит решение Конституционного суда, то это, вне всякого сомнения, покажет ее личное и политическое отношение к тем обещаниям и обязательствам, которые она декларировала ранее. В этом плане будет очень сложно достигнуть другой заявленной ею же цели: наладить хорошие отношения с Россией и решить множество накопившихся между нашими странами проблем.

И второе, не менее важное. Решение Конституционного суда еще дальше отодвигает Молдавию от урегулирования приднестровского конфликта. Сложно себе представить, чтобы жители левого берега Днестра, перенесшие 30 лет назад трагедию, причиной которой стал тот же самый языковой вопрос и то же самое желание кишиневских властей осуществить насильственную румынизацию, вдруг пожелали бы реинтегрироваться с такой Республикой Молдова.

Ну а ожидаемое говорящее "безмолвие" европейских инстанций станет важным сигналом и для Донбасса, в полной мере подтверждая опасения его жителей по поводу неизбежной дискриминации по национальному и языковому признаку в составе Украины при абсолютном попустительстве европейцев. Которые, как известно, весьма "гуманитарно озабочены" во всех иных случаях нарушений прав меньшинств.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

350
По теме
Конституционный суд признал неконституционным закон о статусе русского языка
У здания КС проходят протесты за и против закона о статусе русского языка
Снег.

Погодные рекорды Молдовы 23 января

0
В Госгидрометеослужбе страны рассказали о самой высокой и максимально низкой температуре на это число.

КИШИНЕВ, 23 янв - Sputnik. Самым теплым двадцать третий день января на территории Молдовы выдался более восьми десятков лет назад.

Об этом свидетельствуют данные Госгидрометеослужбы страны.

По информации синоптиков, 12 января 1936 года воздух прогрелся до +13,4 градуса по Цельсию.

А температурный минимум на это число зафиксирован в Молдове в 2006 году. Тогда столбик термометра опустился до отметки в -24,2 градуса.

Таким образом, разница между самым низким и самым высоким температурными показателями, датированными 23 января и внесенными синоптиками в свои журналы в разные годы, составляет 37,6 градуса.

Наблюдения метеорологов на территории Молдовы ведутся с 1886 года.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

0
Тема:
Погода в Молдове
По теме
Пошел с толкача: креатив на случай, если машина буксует в снегу – видео