Дмитрий Медведев

Невыученные уроки истории

274
(обновлено 14:29 23.04.2021)
Авторская колонка Дмитрия Медведева - о кризисных отношениях России и США, новой стратегической реальности и важности откровенного диалога.
"Избегание столкновения с большими силами свидетельствует не о трусости, а о мудрости, ибо принесение себя в жертву никогда и нигде не является преимуществом" (Сунь Цзы. Искусство войны).

За последние годы отношения России и США фактически перешли от соперничества к конфронтации, по сути — вернулись в эпоху холодной войны. Санкционное давление, угрозы, конфликтное противоборство, защита своих эгоистических интересов — все это ввергает мир в состояние перманентной нестабильности.

Когда отношения двух стран долгое время находятся в подобной ситуации, это и называется кризис. Такие кризисы являются очень благоприятной почвой для появления еще более острых периодов в отношениях — "кризиса кризисов". В подобной ситуации любой неверный шаг, отсутствие терпения, стратегического понимания веса каждого слова могут ввергнуть не только две отдельно взятые страны, но и весь мир в пучину тяжелейших проблем, поставив его перед угрозой прямого военного столкновения.

Подобное уже происходило в нашей общей истории. Правда, время было несколько иным, чем сейчас, а местом действия был Карибский бассейн, но суть происходящего была очень схожей.

Внешняя политика США того времени вынуждала нашу страну соответствующим образом реагировать. В конце 1950-х и начале 1960-х это проявлялось в размещении американских ракет в Турции, Южном Вьетнаме, Ливане. И в неуклюжей политике на Кубе, породившей революцию, а потом в попытке вернуть контроль над Островом свободы. И во многом другом.

Сегодня же это — антироссийские санкции, организованная кампания травли России, американская политика в отношении наших соседей, окончательный приход НАТО к нашим границам, противодействие "Северному потоку — 2", встревоженность реализацией нашей страной Северного морского пути, наконец, украинский вопрос и многое другое. Примеры такой политики проявляются ежедневно.

Россия сегодня, как и СССР в прошлом, всегда была в состоянии догоняющей Соединенные Штаты по уровню угроз оппоненту.

В начале 60-х ответом американцам стало развертывание СССР стратегического наступательного вооружения на Кубе. США, как известно, пошли на дальнейшую конфронтацию: стянули военные корабли, взяли остров в морскую блокаду и даже готовили полноценное вторжение. Этот кризис получил название Карибский. В его рамках есть два основных момента.

Первый. Долгосрочный ответ — это не только появление ракет у берегов Соединенных Штатов. Прежде всего это был показ и, что еще важнее, осознание западными странами инфраструктурных возможностей нашего государства по развертыванию в короткие сроки военных баз в любой точке мира.

Второй. Ситуация, находящаяся "в пяти минутах от войны", была спасена лидерами двух сверхдержав, сохранившими трезвость оценки ситуации, признавшими и принявшими мудрость компромисса, а следовательно — готовыми идти на уступки.

В какой-то момент лидеры общались напрямую, в какой-то — нет, но в любом случае между СССР и США был равноправный диалог, осуществляемый не через язык угроз и ультиматумов.

После разрешения Карибского кризиса за весь XX век не возникало ситуаций, когда две страны находились так близко от войны. Потому что обе усвоили урок: сотрудничество в разрешении международных проблем лучше конфронтации.

Но сегодня ситуация несколько иная: США скатились в нестабильную внешнюю политику. Это проявилось и в отказе от ядерной сделки с Ираном. В выходе из Договора по открытому небу и ряда других. А в настоящий момент — и в риторике нового президента.

Новая стратегическая реальность — нестабильность внешнеполитического курса Вашингтона — во многом вызвана как внутренними причинами, так и определенным падением авторитета США в качестве лидера западного мира.

Новая же тактика американской администрации: одной рукой сигнализировать о необходимости диалога, а другой — увеличивать давление. Она может говорить и о выполнении предвыборных обещаний демократов, и об отсутствии единства в выработке курса и принятия решений в новой команде, и об американском "миссионерстве". "Мы всегда правы, вы должны нас слушаться". А партнеры и оппоненты должны воспринимать такой курс как должное, причем с чувством благодарности за полученный "урок".

Призыв к диалогу мы услышали во время телефонного разговора двух президентов. И тут же началась жесткая риторика, введены новые антироссийские санкции, высылаются дипломаты, подписан указ о российской угрозе. Сюда же необходимо отнести искусственно усугубляющийся конфликт на востоке Украины, милитаристские заявления руководства США, переброску военной техники в наш регион. Проще говоря — обострение ситуации.

Очевидно, что СССР воспринимался США как равноправный соперник, с которым, без сомнения, необходимо считаться. Это было обусловлено военно-политическим паритетом сторон, для сохранения которого и была создана система международных организаций. И наличием двух военных блоков — стран НАТО и стран Варшавского договора.

Но после распада СССР паритет на какое-то время исчез. Соединенные Штаты, прожив полтора десятилетия в системе координат, когда ни одна другая страна мира не только не имела сопоставимой с ними мощи, но и не имела даже гипотетического права располагать подобной силой, просто-напросто отвыкли от равноправного диалога.

Новая администрация США, восстанавливая свое положение мирового правителя и защитника коллективного Запада (причем параллельно убеждая в этом самих себя), не имеет силы духа признать, что кто-то в мире может располагать инфраструктурными возможностями и военно-политическим потенциалом, сопоставимыми с ними. Например, Китай или Россия.

На повестке дня стоит вопрос: обретет ли сегодняшняя американская администрация мудрость компромисса, к которой пришли лидеры стран — участниц Карибского кризиса 60-х годов прошлого века?

И что поможет гасить проблемы, когда ситуация накалена до предела?

Таких моментов три.

Во-первых, осознание цены "рокового решения". Если ущерб от победы будет настолько большим, что поставит вопрос о дальнейшем существовании победителя, то это не победа.

Во-вторых, прямая связь. Это не просто телефон, по которому можно дозвониться, а возможность говорить откровенно и, что еще важнее, слышать своего собеседника. И понять его логику и аргументы.

И, в-третьих, самое важное. Не только понимание необходимости и возможности компромиссов, но и готовность идти на эти компромиссы. Готовность отказаться от языка ультиматумов и хамства, которые загоняют диалог под плинтус.

Именно поэтому риторика, заключающаяся в нехитрых словах "Россия заплатит цену", хоть и звучит очень по-американски, ведет прямо в тупик. Из этого тоннеля нет выхода. Эта мантра не даст просветления никому.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

274
По теме
США высылают российских дипломатов и вводят новые санкции против России
США с помощью санкций уничтожают свое главенство над миром

Деньги идут в Китай. Кто за это в ответе

240
(обновлено 11:56 07.05.2021)
Когда выяснилось, что в катастрофическом для мира 2020 году Китай оказался первым по притоку прямых иностранных инвестиций, в самой стране-лидере заинтересовались, начав разбираться в происходящем.

В Китае обнаружили, что процесс притока инвестиций не только продолжается, а идет по нарастающей рекордными темпами, пишет РИА Новости. Например, в первом квартале уже текущего года те же прямые иностранные инвестиции выросли на 39,9%, составив 46,74 миллиарда долларов.

Это притом, что в прошлом году инвесторы вообще не спешили что-то куда-то вкладывать — такого низкого уровня инвестиций в мире не было с 1999 года. Но получается, что то — общая картина, а вот с Китаем все нормально, поскольку больше деньги нести некуда и некому.

Речь, напомним, идет не о носящихся с невиданной скоростью по финансовым рынкам средствах, а о тех, что инвестируются в конкретные и долгосрочные проекты, то есть зависают в стране надолго. По движению этих капиталов можно представить, что будет с мировой экономикой, а значит, и с глобальной политикой в ближайшие годы.

Раз так, давайте посмотрим, в какие отрасли в Китае сейчас считается выгодным вкладываться. Есть неожиданные — например сельское хозяйство. Напомним, что этой зимой Пекин победил "крайнюю бедность", речь шла об отдаленных деревнях, чья продукция до того никого не интересовала. Победа над бедностью была достигнута, потому что крестьянам предоставляли семена, саженцы и прочее сырье и одновременно обеспечивали их продукции рынки сбыта.

Так вот, все вместе это технологии. Как биотехнологии, так и информационные, помогающие тот самый сбыт обеспечить. А победа над бедностью означает, что китайская деревня получает больше денег, то есть образовался сегмент экономики с повысившимся спросом.

Это не очень эффектная сфера применения прямых инвестиций, поскольку речь идет о мелких вложениях. Но, похоже, ушла эпоха, когда гордились сооружением громадных заводов за миллиарды долларов. Многие сотни мелких предприятий по упаковке и переработке сельхозпродукции — тоже хорошее дело.

Конечно, есть такие сферы, которые еще грандиознее мегазаводов. Это, например, космос (напомним, только что начато строительство китайской космической станции "Небесная река", которая войдет в строй незадолго до того, как наша с американцами МКС отработает свое в 2024 году). Но космос дает эффект возникновения вокруг него новых проектов не сразу.

Если же вам хочется абсолютной и удивительной грандиозности, то тут надо обратить внимание на то, что на поверхности. Каким именно образом Китай победил пандемию своего же вируса, в то время как европейцы, например, до сих пор не могут вылезти из карантинов, по сути, уничтожающих там экономику и общества?

А в Китае главную роль сыграли вовсе не весенние карантины в Ухане и на соседних территориях. Вместо этого была введена система QR-кодов, по которым не только вычислялась история болезни каждого, но и отслеживались контакты. Коды эти за истекший год задействовались 60 миллиардов раз.

Вдобавок была создана технология "виртуального госпиталя", когда квалифицированный врач с помощью видеокамер проводит консультации с коллегами и пациентами на любом отдалении, виртуально присутствует в карантинных отделениях больниц. Единая система, делавшая технически возможными такие акции, создана на базе технологии 5G, в которой китайцы — первые на планете.

А это среди прочего деньги — которые можно и нужно вкладывать в новейшие медицинские технологии такого рода, в том числе экспортировать их.

В общем и целом все причины, по которым возник нынешний прилив инвестиций в Китай, сводятся к тому самому слову "технологии". Свои, китайские. Год назад, еще до пандемии, в стране были приняты новые правила инвестирования для иностранцев, включая и вписанные туда отрасли, где это особо поощряется. В целом они называются высокотехнологичными производствами.

Одержимости миллионов китайцев всем новейшим и технологичным уже лет, наверное, двадцать. При этом неумеренная гордость достижениями в этой сфере сочетается с искусственно нагнетаемым комплексом неполноценности. В частности, во множестве публикаций в США давно уже говорится, что Китай обгоняет и даже обогнал бывшую единственную сверхдержаву. Однако подготовленный китайской Академией наук документ под названием "Карта структуры (мировой. — Прим. авт.) науки — 2021" демонстрирует подход ровно обратный: США все еще лидер, Китаю надо догонять.

В частности, там указывается, что американцы до сих пор лидируют в медицине, биотехнологиях, социальных науках, экономике и исследованиях бизнеса, а Китай добился лидерства в нанотехнологиях, инженерных отраслях, телекоммуникациях и искусственном интеллекте. Доклад строит свои выводы на основе многолетних наблюдений за множеством часто цитируемых научных публикаций, хотя это далеко не единственный метод оценки технологического потенциала страны.

Но один из очевидных выводов из этого документа — что прямые иностранные инвестиции сейчас очень выгодно делать в научно-технологические разработки в Китае, ведь это тоже бизнес. Инвестировать в лидеров в таких случаях — безопасное дело. Однако вклад в претендента, которому очень хочется лидерства, сулит куда большие прибыли.

Здесь есть смысл вспомнить, как еще в 1980-е годы сложилась группа энтузиастов, подсказывавших советским читателям: обратите внимание на опыт развития небольших стран Азии, показывающий, как маленькое государство может очень быстро с помощью иностранных инвестиций стать богатым и технологически передовым. Сегодня очередь обратить внимание на то, как такой же рывок может сделать очень большое государство, которое еще в 90-е годы прошлого века было не до конца уверено, навсегда ли оно решило проблему массового голода.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

240
По теме
Почему коронавирус возник в Китае: ученые нашли ответ
Китай ввел санкции против ЕС: какая последовала реакция
Ударили по рукам: в Китае будут производить российскую вакцину "Спутник V"
Джо Байден

Байден не получит мандат единого Запада на переговоры с Путиным

231
(обновлено 11:01 07.05.2021)
Российско-американская встреча в верхах состоится в середине июня в Европе — хотя официального подтверждения пока что нет, и Кремль не торопится отвечать на предложение Вашингтона.

Все идет к тому, что через сорок дней Путин и Байден встретятся в одной из европейских столиц. Место еще не выбрано, но с датами уже понятно — переговоры могут пройти 15-16 июня (или в один из этих дней, если саммит будет однодневным), пишет РИА Новости.

К этому времени Байден уже несколько дней будет находиться в Европе — он посетит саммит "Большой семерки" в британском Корнуолле (11-13 июня) и саммит НАТО в Брюсселе (14 июня). И в статусе лидера западного мира, то есть в сильной позиции, поедет на встречу с Путиным — так это представляют себе в США. А что в реальности?

Единый Запад формально все еще существует — более того, он уверяет себя и остальных, что пережил трудный период раскола в годы президентства Трампа, когда под вопрос были поставлены и атлантическая солидарность, и будущее альянса США и Европы. Мы снова вместе, радуются в Европе, а в США постоянно подчеркивают свою верность союзникам и приверженность общим ценностям. Но все эти громкие слова не могут скрыть растущие реальные разногласия между двумя частями единого организма, созданного англосаксами после Второй мировой войны. США хотят и дальше вести Европу за собой — но Европа не может себе позволить продолжать жить в качестве младшего партнера Штатов. Не только потому, что Евросоюз может сохраниться и укрепиться только при движении в сторону полноценного суверенитета, но и потому, что минусы от пребывания в составе единого Запада давно уже перевешивают плюсы.

Пока атлантический проект глобализации под руководством Запада был (а точнее, казался) успешным, можно было довольствоваться ролью ведомого, оправдывая свое положение тем, что находишься в коалиции победителей и хозяев будущего. Но как только (после 2008 года) стало понятно, что никакой глобализации по западным (англосаксонским) правилам не будет, Европа оказалась перед необходимостью выбора. Оставить все как есть и оказаться в итоге в лагере проигравших (да, через несколько десятилетий, но они промелькнут быстро) — или взять курс на стратегическую автономию. Которая подразумевает не только геополитический и военный суверенитет, но и возможность самостоятельно выстраивать отношения с центрами силы формирующегося многополярного мира, играть свою партию в концерте великих держав. Евросоюз до сих пор не сделал свой выбор, продолжая балансировать между верностью атлантической солидарности (то есть сохранением своей вассальной зависимости от англосаксов) и намеками на желательность обретения геополитического суверенитета. За подобное безволие приходится платить — в том числе и отношениями с другими центрами силы и мировыми державами. Напряжение с Россией, потом американское требование присоединиться к санкциям против Ирана (то есть пожертвовать своими интересами), дальше накат на европейско-китайские отношения. Европа теряет куда больше, чем приобретает, — и это не могут не понимать и рядовые европейцы, и европейские элиты.

Что будет обсуждать Байден в Европе накануне встречи с Путиным? То же самое, что только что обсуждали в Лондоне на встрече министров иностранных дел G7: противодействие России и Китаю. Об этом же речь пойдет и на саммите НАТО — "агрессивные действия России и международные изменения в сфере безопасности, связанные с усилением Китая".

То есть из геополитически наступательного (диктующего всему миру свои правила в процессе глобализации) западный альянс превращается в оборонительный — так, по крайней мере, это выглядит с точки зрения риторики. Что говорил на лондонском саммите министр иностранных дел Германии Хайко Маас?

"Это встреча либеральных демократий, которые хотят вместе выступить против авторитарных режимов по всему миру". Ну то есть все та же песня про авторитарных Путина и Си Цзиньпина, которую пел недавно в Конгрессе Джо Байден. Да, Маас при этом говорит и о том, что ЕС согласен осуществлять вместе с США "политику, цель которой — не рыть новые ямы и не начинать новый конфликт между Востоком и Западом". Но по факту получается, что европейские атлантисты вроде Мааса подстраиваются под абсолютно идеологический поход против "автократов", провозглашенный администрацией Байдена. Идеологические штампы, как и разговоры о том, что Китай и Россия "первые начали", лишь прикрывают банальную вещь: Европе предлагается поучаствовать в сдерживании России и Китая — то есть в выгодной англосаксам политике. Причем сдерживание это будет происходить в основном за европейский же счет. Речь не об отказе от "Северного потока — 2" (его Берлин отстоит), а о лишении европейцев права самостоятельно определять масштабы и сферы своих отношений с Китаем, Россией, Ираном и т. д. То есть Европу хотят вернуть в то же состояние, в котором она была до создания Евросоюза, — к временам холодной войны, хотя даже тогда у европейцев периодически получалось отстаивать свои интересы. Первые газопроводы, восточная политика ФРГ в начале 70-х при Брандте, самостоятельная игра Франции, интересы итальянского бизнеса в СССР — все это было как в годы разрядки в отношениях США и СССР, так и в годы роста напряженности между Вашингтоном и Москвой. Сейчас европейцам с трудом удается отстаивать даже тот, полувековой давности, уровень самостоятельности в отношениях с Россией. Может ли им нравиться подобная ситуация? Естественно, нет.

Поэтому у Байдена на встрече с Путиным не будет никакого мандата на переговоры от единого Запада — какие бы пафосные слова про общую "защиту Украины", "свободу Навальному" и что угодно еще ни были сказаны в совместных декларациях "Большой семерки" и НАТО. Байдену придется говорить с Путиным в качестве президента США — и, даже если он попытается вести себя как "император Запада", на президента России это не произведет никакого впечатления.

А символически логичным местом для саммита представляется Вена — не только в связи с более чем разумной позицией австрийцев (не входящих в НАТО и последовательно отстаивающих свое право на взаимовыгодные отношения с Россией). Вена уже дважды принимала советско-американские встречи в верхах, причем оба раза именно в июне: в 1961-м — Кеннеди и Хрущева, а в 1979-м — Брежнева и Картера. Оба саммита стали единственными встречами этих руководителей — и вслед за ними (но не вследствие их) последовало обострение отношений. Тем не менее в 1979-м в Вене был подписан ОСВ-2 — Договор об ограничении стратегических вооружений, из которого потом вырос в том числе и СНВ-3, продленный в этом феврале Байденом и Путиным. Да и Байдену, любящему вспоминать о своих мифических встречах с Брежневым и только что навестившему Картера, будет приятно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

231
По теме
Запад прекрасно знает, где Путин провел красную черту
Главы МИД "большой семерки" полтора часа обсуждали Россию
Кишинев

Погодные рекорды Молдовы 8 мая

0
(обновлено 21:39 07.05.2021)
В Госгидрометеослужбе страны рассказали о самом высоком и предельно низком температурном показателе в этот день.

КИШИНЕВ, 8 мая - Sputnik. Наиболее теплое 8 мая на территории Молдовы выдалось 18 лет назад.

Таковы данные Государственной гидрометеорологической службы республики.

По информации синоптиков, в 2003 году в этот день воздух прогрелся до отметки +30,2 градуса по Цельсию. 

А наиболее холодное 8 мая на территории Молдовы зарегистрировали в 1909 году. Тогда термометры показали всего +0,2 градуса по Цельсию.

Таким образом, разница между предельными значениями составила 30,4 градуса.

Наблюдения метеорологов на территории Молдовы ведутся с 1886 года.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

0
Тема:
Погода в Молдове
По теме
Гутерреш призвал внимательней отнестись к проблеме изменения климата
Видео: весна в зоопарке - жирафы скачут на солнце, лемуры гоняют саранчу
Фото: вишни в цвету, солнце и молодая зелень - в Кишинев пришла весна