MQ-9

Румынский аналитик: однажды самолет-дрон атакует человека

308
(обновлено 13:58 06.01.2021)
Благодаря постоянному присутствию ударных беспилотников MQ-9, которое не будет частью оборонительной доктрины, а является частью доктрины "превентивной войны", мы можем стать свидетелями изменения военной парадигмы Румынии и румынско-американского партнерства.

США разместили в Румынии беспилотный разведывательный самолет MQ-9 Reaper с ударными функциями для сбора информации, наблюдения и разведки в поддержку операций НАТО, сообщают официальные военные источники. Будет ли присутствие многоцелевых дронов в Кымпия-Турзий постоянным и чем оно может обернуться для Румынии, в интервью Sputnik рассказал внешнеполитический эксперт, историк, журналист и писатель Раду Тома. Он один из немногих румынских экспертов по Соединенным Штатам, России и отношениям между двумя великими сверхдержавами, живущий в США.

Самолеты-дроны прибыли на 71-ю авиабазу в Кымпия-Турзий, и их неоднократное присутствие в Румынии в последние годы, а особенно инвестиции в 130 миллионов долларов, которые США сделают для оснащения базы в Кымпия-Турзий, вызывают вопрос: станет ли присутствие этих американских беспилотных самолетов в Румынии постоянным? И если да, то будет ли это оформлено новым договором? Потому что, по словам доктора Раду Тома, парадигма румынско-американского сотрудничества радикально меняется, как и отношения с американскими войсками в Румынии.

- Начну непосредственно с мысли, которая вызывает множество дискуссий: как вы прокомментируете постоянное присутствие дронов MQ-9 Reaper в Румынии?

- Конечно, это не впервые, когда эти дроны здесь. Но давайте проясним: MQ-9 Reaper — летальное оружие! Они больше, чем дроны, они больше похожи на многоцелевые, разведывательные и штурмовые самолеты. В этом разница между этими штурмовиками и оборонительным вооружением базы Девеселу и севера Констанцы.

- Интересный акцент. Значит, их постоянное присутствие может иметь другое значение?

- Да, я подчеркиваю, потому что это существенно меняет присутствие высокотехнологичного американского оружия в Румынии. В отличие от оружия в Девеселу, направленного против потенциальной ядерной атаки Ирана и Северной Кореи, этот дрон не предназначен для обороны — он предназначен для действий, похожих на убийство генерала Сулеймани.

- Другими словами, мы имеем дело с наступательным американским присутствием на румынской территории.

- Я слышал об оборонительном румынско-американском партнерстве уже 12 лет. Настойчиво говорят, что у Девеселу есть оборонительные ракеты, настойчиво твердят, что мы обороняемся от Пхеньяна и Тегерана. Но эти дроны не являются оборонительными, это чисто наступательное оружие. Их появление на постоянной основе станет новым этапом в военной системе.

- Итак, вы считаете возможным постоянную их дислокацию?

- Постоянную? Посмотрим. На данный момент это не постоянное присутствие, потому что речь идет не о присутствии, установленном двусторонним политическим или коммерческим соглашением, таким как Deveselu или Patriot. Но мы знаем наверняка, что из бюджета США готовятся 130 миллионов долларов для базы в Кымпия-Турзий, и здесь также могут появиться объекты для этих дронов, которые затем можно легко перенести, например, в Констанцу.

- Хочется узнать ваше мнение об эволюции военного партнерства с США.

- Меня интересуют отношения Румынии и США, поскольку западные военные стратегии строятся на оборонительной линии — своего рода воображаемой линии Мажино. Но, как я уже сказал, в отличие от оружия, которое обе стороны представляют в качестве оборонительного, это является наступательным. А за ним могут прийти и другие виды, может быть, ядерные.

- Что может еще больше обострить отношения с Москвой...

- Когда я смотрю на эти беспилотные самолеты, вижу потолок полета 15 000 метров, 14 ракет Hellfire, вижу, что он летит в воздухе 14 часов, у него крейсерская скорость почти 400 километров в час, радиус действия 1850 километров... И я вижу, что расстояние до Крыма, что расстояние Констанца — Москва 1500 километров, короче, чем радиус этого дрона... Так что да, если эти дроны останутся здесь, расстановка сил радикально изменится.

- Значит, могут быть удары с территории Румынии по территории России?

- Мы размещаем здесь эти дроны типа "охотник-убийца", и, конечно же, мы можем обнаружить, что однажды дрон-самолет атакует человека... или нанесет удар с территории Румынии на Восток. Но такой отнюдь не невозможный шаг, как мы недавно убедились, имеет очень большое значение - постоянное присутствие здесь этого передового американского наступательного оружия может создать предпосылки для возврата к ошибочной доктрине превентивной войны Буша-младшего. Запущенная в 2002 году Джорджем Бушем-младшим доктрина принесла страдания Востоку и другим частям мира.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

308
По теме
В Румынию прибыли американские ракетные комплексы Patriot
Румыния превращается в авиабазу Пентагона
Модернизация авиабазы Когэлничану – растущая военная угроза Молдове
Профессор Виктор Кожокару

Профессор Виктор Кожокару: мы не лечим, мы спасаем

1497
(обновлено 11:26 16.01.2021)
В условиях пандемии COVID-19 отделения интенсивной терапии стали настоящим "медицинским спецназом", который вступает в бой, когда все другие аргументы исчерпаны.

Виктор Иванович Кожокару, директор клиники анестезии и реанимации Республиканской клинической больницы, руководивший в годы афганской войны госпиталем в Кабуле, дал интервью Sputnik Moldova.

Один профессиональный термин

– Виктор Иванович, в последние 10 месяцев мы неоднократно наблюдали, как перед ковидом пасует медицина куда более благополучных, нежели Молдова, стран. Верно ли впечатление, что республика в целом пока справляется с пандемией?

– Позвольте сразу поделиться с выводом, к которому я пришел в течение этих десяти коронавирусных месяцев. Ни государство, ни медицинская отрасль, каковы бы они ни были, сами по себе никогда не смогут выиграть войну с коронавирусом. Победить пандемию способно лишь общество в целом.

На фоне ковида у Молдовы, к сожалению, есть несколько дополнительных факторов риска – например, высокая плотность населения или особенность экономики, предполагающая частое перемещение людей за границу и обратно. В этой ситуации такие элементарные, на первый взгляд, вещи, как соблюдение масочного режима или своевременное обращение к врачу, способны кардинально снизить давление на всю систему здравоохранения.

В целом же можно констатировать: в Молдове заболеваемость коронавирусом и летальность на миллион населения – высокие, но отнюдь не экстремальные.

При этом давайте не забывать, что "нормальная" медицина тоже никуда не делась. Инфаркты, аппендициты, грыжи, плановая хирургия по-прежнему требуют внимания, сил и средств.

– Были ли изначально обречены те, кто к сегодняшнему дню погибли в Молдове от ковида?

– У нас есть профессиональный термин "предполагаемая летальность". Есть определенные шкалы, по которым этот параметр просчитывается. Думаю, сегодня уже всем известно, что в главной группе риска среди больных коронавирусом находятся пациенты преклонного возраста и люди с хроническими заболеваниями.

Профессор Виктор Кожокару
© Sputnik / Mihai Caraus
Профессор Виктор Кожокару

Но тут есть важный нюанс. Если мы сравним летальность от ковида в нашей стране и в некоторых развитых странах Европы, то отчетливо увидим разницу. В Германии или, скажем, Италии в подавляющем большинстве от коронавируса погибают пациенты возрастом от 70 лет и выше. В Молдове – от 60. Это напрямую связано с образом жизни, питанием и еще целым рядом различных социальных факторов.

Если у нас в отделении интенсивной терапии умерли десять человек, которым было по 35-40 лет, то грош цена нашей работе. Но если всем десяти было за 80 – да, это трагедия, но, уж извините за профессиональный цинизм, не выходящая за рамки предполагаемой летальности.

В РКБ шесть отделений интенсивной терапии, уже долгое время смертность в общей сложности у нас варьируется от 11 до 27%. Я неоднократно читал в российских и американских СМИ, что в этих странах погибают до 70-80% интубированных больных. В наших отделениях – 40%.

Когда решается "или-или"

– Еще месяц назад в молдавской прессе было много почти панических сообщений об остром дефиците в ковид-центрах антикоагулянтов. Насколько это соответствует действительности?

– Я, разумеется, не вправе оценивать ситуацию во всех лечебных учреждениях страны. Но если говорить об отделениях интенсивной терапии Республиканской клинической больницы, то могу вас заверить, что у нас никогда за время этой пандемии ситуация не складывалась так, чтобы жизнь пациента зависела от текущего наличия того или иного препарата или аппарата искусственной вентиляции легких.

В кадрах – да, в определенный момент был дефицит, и не только в нашей клинике, но повсюду в стране. Республика, как весь мир, столкнулась с полновесной чрезвычайной ситуацией, медицинская отрасль вынуждена была действовать соответственно. Довольно быстро выработалась следующая структура: легких больных лечат семейные врачи, пациентов средней тяжести лечат инфекционисты и прошедшие ускоренное обучение врачи других специальностей – терапевты, гастроэнтерологи, окулисты. Тяжелых вытаскивают специалисты интенсивной терапии.

Нам повезло и образовавшийся в первые месяцы пандемии кадровый голод удалось снять за счет моих учеников, слушателей резидентуры. В данный момент в наших отделениях трудятся полтора десятка резидентов.

Был поначалу и обыкновенный человеческий страх. Случалось, медсестры боялись подойти к тяжелому ковидному больному. Что делать – приходилось мне, 68-летнему профессору, действовать, так сказать, личным примером, входить в очаг и заниматься больным. И это сработало...

– Интенсивная терапия, особенно в условиях ковида, – последний рубеж, когда для пациента решается "или-или"?

– Да, по сути, мы уже не лечим, мы спасаем. Интенсивная терапия – это такой "медицинский спецназ", который бросается в бой, когда другие аргументы исчерпаны. Мы приступаем к своим обязанностям после того, как для больного пройдена некая "красная линия" и вопрос действительно идет уже только о жизни и смерти.

Профессор Виктор Кожокару
© Sputnik / Mihai Caraus
Профессор Виктор Кожокару

Тяжелому больному в отделении интенсивной терапии зачастую требуется до 50 процедур, некоторые из которых необходимо повторять по пять-шесть раз в сутки. Мы не используем "хорошие" или относительно безвредные лекарства, все они очень плохие, вредные, сильнодействующие. Но по-другому просто нельзя.

О пользе военной медицины

– Надо полагать, вам сегодня очень пригодился опыт военного врача, опыт работы в Афганистане?

­– Как я уже говорил, пандемия коронавируса представляет собой чрезвычайную ситуацию наравне с техногенными катастрофами и стихийными бедствиями. И конечно, опыт работы в экстремальных условиях в данном случае бесценен.

В 1984-86 годах я руководил госпиталем в Кабуле, который по штату был рассчитан на 500 коек и был приписан к 40-й армии. И вот в какой-то момент в госпиталь в короткий срок поступили 2500 больных с гепатитом, брюшным тифом, амебиазом, дизентерией и прочими инфекционными заболеваниями.

Неожиданно в этой ситуации одной из самых сложных проблем оказалась организация питания. Заметьте, не его отсутствие, а именно организация, потому что каждому из 2,5 тысяч больных нужно было доставить еду к койке, поскольку они все инфекционные и не должны общаться между собой. Даже легких больных я не мог вести строем в столовую.

Или, скажем, когда возникла необходимость расширить госпиталь, были построены дополнительные модули, в которых отсутствовала городская канализация. Все нечистоты шли на фильтрационное поле, расположенное в нескольких километрах от Кабула. Но мухам, которые там "паслись", эти два километра преградой не были – пришлось бороться и с ними, и, соответственно, с внутригоспитальной инфекцией.

Профессор Виктор Кожокару
© Sputnik / Mihai Caraus
Диплом члена Международной академии наук

В условиях острой нехватки врачей в отделениях пришлось организовать казарменное положение, сортировка больных в какой-то момент проходила буквально перед строем – "у кого температура, два шага вперед". Самыми тяжелыми занимались врачи, основной массой – средний медперсонал, а температуру и вовсе мерили старшие палат из контингента пациентов.

Рассказываю все это вот к чему. В экстремальных условиях пандемии коронавируса наиболее эффективными оказываются принципы именно военной медицины. По опыту этих десяти месяцев могу сказать, что, как и в Афганистане, парадигма борьбы с ковидом выглядит так: правильная организация работы, дисциплина, обеспечение, знания. Обратите внимание, что специальные медицинские знания только на четвертом месте. Нет никакого толку от блестящего врача, если он относится к своим обязанностям спустя рукава, а работа его организована как бог на душу положит.

Джинн из бутылки

– Вы упомянули учащихся резидентуры. Как вы оцениваете навыки нынешних молодых врачей?

– Смею думать, что учим мы их неплохо. А главное - надеюсь, что мне удалось донести до них мысль, что хороший врач обязан ни на один день не прекращать учиться. Самые страшные ошибки в нашей профессии совершают врачи с большим стажем – когда приходит ложная уверенность, будто они знают все.

Я часто могу пожурить своих учеников, но как ругать и критиковать их по-настоящему, если летальность в их отделении – 11%, в шесть раз ниже, чем во многих аналогичных отделениях в Румынии или на Украине. 

– Виктор Иванович, дилетантский вопрос напоследок. Когда хоть ориентировочно ждать окончания пандемии?

– Я не вирусолог, я специалист в интенсивной терапии и не могу строить прогнозы. Знаю лишь, что любая инфекция, даже гепатит и тиф, всегда имеют четкую сезонность заболевания. Выбиваются из этого ряда только СПИД и ковид. Этого "джинна" кто-то или выпустил из бутылки намеренно, или за ним просто недоглядели, и он выбрался сам.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

1497
Теги:
коронавирус, реанимация, РКБ, Виктор Кожокару
По теме
ЧП в Румынии: пожар в отделении интенсивной терапии - число жертв выросло
Директор РКБ восстановлен в должности
Владимир Воронин

Владимир Воронин: молдавское государство птенец с широко раскрытым клювом

1233
(обновлено 09:02 15.01.2021)
Третий президент Молдовы критически оценивает текущую ситуацию в стране и готовит свою партию к участию в ближайших выборах.

Взбудораживший многих шутливой провокацией – "предложив" свою кандидатуру в премьер-министры Молдовы, – экс-президент Владимир Воронин дал интервью Sputnik Moldova.

Обречены были все

– Владимир Николаевич, вот смотрите вы с высоты своего восьмилетнего опыта президентства на текущую политическую ситуацию в стране и что видите?

Президент Молдавии Владимир Воронин
© Sputnik / Дмитрий Астахов
Тет-а-тет с Владимиром Путиным.

– Самый что ни на есть настоящий государственный коллапс с органами власти, не функционирующими на протяжении практически полугода.

Правительство долго собиралось в отставку и наконец ушло аккурат "под елочку". Парламента, по сути, нет, нет органов, которые могли бы утвердить новый состав правительства. Социальные проблемы не решаются ни для одной категории населения, а власть не владеет механизмом их решения.

Плюс ко всему – пандемия. При этом до сих пор неясно, когда начнется вакцинация, каким образом будет осуществляться этот процесс, какой вакциной станут прививать население, у кого и на какие средства эта вакцина будет приобретаться...

– Как вы оцениваете работу правительства Кику в этот тяжелейший "ковидный" год?

– Любое правительство, особенно в условиях парламентской республики, должно работать в тесном контакте с законодательным органом. Такого контакта, согласованной работы все это время не наблюдалось.

Парламент с первого дня своего мандата занимался внутренними разборками. "Туризм" из одной фракции в другую, предательство, коррупция. Все что угодно, но только не нормальное законотворчество, не забота о том, чтобы обеспечить правительство нормальными документами и законами.

В таких условиях на провал были обречены все – и сам парламент, и президент, и правительство.

– Проигрыш Игоря Додона на минувших президентских выборах стал для вас неожиданностью?

– Разрыв между кандидатами во многом был обусловлен протестным голосованием. Поэтому – нет, не стал.

Владимир Воронин объяснил, почему не пойдет на инаугурацию Майи Санду >>>

О главной беде Молдовы

– Основным посылом предвыборной кампании нового президента была борьба с коррупцией. Есть ли у Майи Санду шанс хотя бы частично выполнить свои обещания?

– Если исходить из нынешних молдавских реалий, это действительно острейшая проблема страны.

Но одно дело – заявления, и совсем другое – практическая реализация.

Коррупция сегодня пронизала все органы молдавской власти, все государственные институты – от образовательных учреждений до силовых структур. Предвыборными лозунгами ее не победить. Ничего не изменят и, допустим, кадровые перестановки. Здесь нужен жесткий системный подход, консолидация всех сил.

Удастся ли это сделать Санду? Большой вопрос.

А в ситуации, когда у нее нет ни парламентского большинства, ни дееспособного правительства – шансов вообще никаких.

– Как вы считаете, стоит ли президенту Санду рассчитывать на лояльное к ней парламентское большинство, когда (и если) состоятся досрочные парламентские выборы?

– Майя Санду и ее сторонники, несомненно, рассчитывают повторить успех, достигнутый на выборах главы государства. Но, кажется, забывают одно: президентский и парламентский электоральные процессы – вещи разные.

Совершенно не исключаю, что после досрочных выборов ситуация для Санду, наоборот, еще более усугубится, и ей останется только сидеть в кабинете и изредка совершать какие-то международные визиты.

Вообще, Майя Санду лично и молдавские правые партии в целом крайне заинтересованы в том, чтобы досрочные парламентские выборы состоялись как можно скорее. Пока не растерялся тот рейтинг и тот кредит доверия, который они получили (каким путем – другой вопрос) в ходе президентской кампании.

Чем дольше будет нарастать нынешний ком проблем в стране, тем меньше вероятность, что правые получат на досрочных выборах искомый результат.

– Президент на днях вернулась из Киева и в ближайшие дни отправится в Брюссель. Был ли продуктивным первый и стоит ли ждать конкретики от второго?

– Визит Санду в Киев был формальным, причем с серьезными протокольными ошибками с ее стороны (впрочем, спишем это на неопытность). Но у нас с Украиной за последние 10 лет накопилось огромное количество вопросов.

И главный из них – проблема Днестра. В границах Молдовы река скоро попросту останется без воды по причине строительства Украиной нескольких гидроаккумулирующих электростанций. Есть между странами и тянущиеся еще с советских времен спорные вопросы собственности. И все это Майя Санду в ходе визита просто "обговорила". Но тут не обговаривать надо, а создавать правительственные комиссии и скрупулезно разбираться с каждой проблемой...

Что касается Брюсселя, то эта поездка молдавского президента станет зачитыванием списка просьб – о кредитах для Молдовы по таким-то направлениям. И, по крайней мере, на данном этапе коллективный Запад будет склонен Майю Санду поддержать.

Владимир Воронин
© Sputnik / Miroslav Rotari
Владимир Воронин, дуайен молдавской политики.

– Владимир Николаевич, почему последний десяток лет предвыборные посылы молдавских политиков сводятся к "нам дадут", "нам помогут" – вместо "мы добьемся", "мы заработаем"? Откуда взялось это, простите, государственное иждивенчество?

– К сожалению, это действительно так. Вместо того чтобы уповать на собственных силы, развивать страну, мы сидим как несмышленые птенцы в гнезде с широко раскрытым клювом и ждем, что нам кто-то кинет туда что-нибудь вкусное.

Не ради хвастовства, а просто как констатация факта. Когда коммунисты в 2001 году пришли к власти, сумма внешних кредитов составляла 92% от ВВП Молдовы. Мы не только рассчитались по каждому из них, но за более чем восемь лет не взяли ни одного доллара или евро от МВФ, Всемирного банка или ЕБРР.

Так вполне возможно действовать и сегодня – если поставить перед собой подобную задачу и приложить все усилия для ее выполнения. Но если идти во власть с мыслью – мы будем сидеть-царствовать, а нам что-то дадут, то это ущербная, вредная позиция, вырабатывающая привычку к паразитированию. Так нельзя развивать суверенное государство.

– Способна ли республика избавиться от постоянной зацикленности на пресловутых "векторах" – на Запад, на Восток? Или молдавское общество разделено навсегда?

– И способна, и не навсегда.

Для этого просто нужно перестать крутить шеей в разные стороны. Начать ориентироваться не на подачки каких-то внешних "партнеров", а на интересы страны, молдавского народа.

Убежден, большинство людей в Молдове не хотят этого разделения, а хотят добрососедских отношений во всех географических направлениях. К слову, Партия коммунистов в свое время нашла эту золотую середину...

– ПКРМ пойдет на ближайшие выборы?

– Конечно, мы будем участвовать очень активно.

Как радовались наши оппоненты, когда ПКРМ впервые за 20 лет не прошла в нынешний парламент – самый коррумпированный и мафиозный в истории независимой Молдовы. Но теперь сами же говорят: "Не хватает в парламенте коммунистов с их принципиальной позицией".

Они сами понимают, как по большому счету губителен этот коллективный сговор в законодательном органе: я сегодня голосую за твой закон, ты завтра – за мой. А ведь, по сути, сегодня только на этом и строится "работа" молдавских парламентариев.

– На днях вы многих взбудоражили своей шутливой провокаций, "предложив" свою кандидатуру в премьеры. А если пофантазировать и предположить, что это вы в сегодняшней Молдове вновь президент, каковы были бы три первых ваших действия?

– (Смеется) Это будет уже не фантазия, а подсказка. А подсказывать сегодня Майе Санду, наверное, было бы неправильным. Я обязательно отвечу на ваш вопрос, но действиями – той политикой, которую в ближайшее время будет проводить Партия коммунистов.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

1233
Теги:
Майя Санду, Владимир Воронин
По теме
Эксперт: нового президента Майю Санду можно сравнить с Николом Пашиняном
Нагачевский увидел в действиях Санду "узурпацию власти"
Растения, покрытые инеем/

Погодные рекорды Молдовы 19 января

0
(обновлено 22:21 18.01.2021)
В Госгидрометеослужбе страны рассказали о самой высокой и максимально низкой температуре в этот день.

КИШИНЕВ, 19 янв - Sputnik. Самым теплым 19 января на территории Молдовы выдалось более 80 лет назад.

Об этом свидетельствуют данные Госгидрометеослужбы страны.

По информации синоптиков, в 1939 году в этот день воздух днем прогрелся до +14,6 градуса.

А температурный минимум на то же число зафиксировали в 1963 году. Тогда столбик термометра опустился до отметки в -21,4 градуса по Цельсию.

Таким образом, разница между самым низким и самым высоким температурными показателями, датированными 19 января и внесенными синоптиками в свои журналы в разные годы, составляет 36 градусов.

Наблюдения метеорологов на территории Молдовы ведутся с 1886 года.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

0
По теме
Вниманию водителей: рекомендации полиции в связи с морозами