Тачанка-Ростовчанка

Как судьба Бессарабии "объединила" врагов по гражданской войне в России

948
(обновлено 10:52 10.05.2021)
Примирение сторонников красного и белого движений Гражданской войны 1918–1921 годов и по сегодняшний день является актуальной политической проблемой России.

Однако история Бессарабии знает еще пока плохо исследованный эпизод, когда красные и белые действовали если и не совместно, то в одном направлении, и благодаря этому добились относительного успеха.

Речь идет о событиях 1919–1920 годов. Тогда на фоне Парижских переговоров о судьбе региона, сразу после начала румынской оккупации Бессарабии, разразились два вооруженных восстания: в Хотине и Бендерах. За ними стояли представители противоборствующих лагерей в гражданской войне.

По состоянию на 1 января 1919 года румынские войска и администрация контролировали всю территорию бывшей Бессарабской губернии. Однако условия пребывания здесь королевских солдат и чиновников с точки зрения международного права были неопределенными.

Гражданская война
© Sputnik
Хроника времен Гражданской войны

Во время проникновения в Пруто-Днестровье румынских войск в январе 1918 года неоднократно делались заявления, что их нахождение здесь определяется военной необходимостью (противостоянием с Германией) и носит временный характер. В марте того же года Румыния в лице своего премьер-министра Авереску даже взяла на себя обязательство перед Советской Россией в двухмесячный срок "очистить" территорию Бессарабии от своих войск.

Однако после заключения королевством сепаратного мира с Германским блоком Румыния приступила к аннексии Пруто-Днестровья. Краевая ассамблея Сфатул Цэрий была принуждена проголосовать за присоединение Бессарабии к Румынии, правда, на условиях автономии. Произошло это 9 апреля 1918 года, а уже на исходе ноября того же года бессарабская автотомия была упразднена: краевой совет, региональное правительство и земства распущены. На регион распространилось действие общерумынского законодательства. Последнее, правда, ограничивалось действовавшим в крае осадным положением.

Германия и Австро-Венгрия де-факто признали румынский суверенитет над Бессарабией, но на исходе Первой мировой войны в этих империях произошли революции. Победившие в войне державы Антанты объявили все международные договоры своих противников периода конфликта недействительными. Это значит, что положение румынских властей в Пруто-Днестровье с точки зрения всего мирового сообщества вновь становилось оккупационным. К тому же в начале 1919 года, разбив Украинскую Народную Республику, к Днестру снова вышли советские войска. Казалось бы, уже позабытое соглашение годичной давности "об очищении Румынией Бессарабии" стало настойчиво предъявляться к исполнению восточным соседом.

В таких сложных международных условиях готовилась Парижская конференция, которой предстояло установить устройство послевоенной Европы. Добиться признания своего суверенитета над Бессарабией западными государствами Румыния могла двумя способами.

Первый, наиболее простой, но нереалистичный – признание румынского суверенитета в случае согласия с этим прежнего суверена, Российского государства. Надежду на реализацию этого сценария вроде бы давала Гражданская война в России.  Однако, к огорчению бухарестских политиков, как большевики, так и лидеры белого движения выступали категорически против отчуждения Пруто-Днестровья. К тому же в Париже с протестом против действий румынских властей выступал лидер распущенного румынами Бессарабского земства Александр Крупенский. С высокой международной трибуны он озвучил мнение Кишиневской городской думы — вопрос о присоединении может быть решён только через плебисцит. Королевские власти такое голосование бессарабцев проводить не хотели, поскольку не были уверены в его благоприятном для себя исходе.

Второй способ состоял в обеспечении международного признания на основе лояльного отношения к новым властям местного населения. А для этого важно было обеспечить спокойную общественно-политическую обстановку, избежать волнений, а тем более вооруженных столкновений. Во многом именно этой цели была подчинена очень жесткая политика правоохранительных органов королевства: фактический запрет на деятельность социалистических организаций, проведения массовых собраний, ограничения в деятельности СМИ.

Основной угрозой для себя румынские власти на первом этапе считали коммунистическое подполье и "подрывную деятельность" засылаемых в край большевистских эмиссаров. Однако события начала 1919 года показали, что российские белые представляют для румынского господства в Бессарабии не меньшую угрозу.

В конце 1918 года в Одессе и Кишиневе возник общественный комитет "Спасение Бессарабии". В Одессе во главе него стоял архиепископ Кишиневский и Хотинский Анастасий — видный противник румынского владычества в Бессарабии, которому новые власти запретили находиться на ее территории. Также к комитету были причастны такие известные политэмигранты, как уже упоминавшийся Александр Крупенский, бывший городской голова Кишинева Александр Шмидт. Кишиневское отделение комитета, а также его военную секцию возглавлял генерал-лейтенант царской армии Александр Евреинов. По его поручению в Тирасполе формировался вооруженный отряд комитета (около 1000 человек из числа бывших офицеров), перед которым ставилась задача боевых действий во время антирумынского восстания в Бессарабии.

19 января 1919 года через Днестр в местечко Атаки (тогда оно относилось к Сорокскому уезду) вторгся вооруженный отряд под командованием бывшего унтер-офицера царской армии Георгия Барбуцы. Отряд насчитывал от 400 до 600 бойцов – в основном из демобилизованных солдат бессарабского происхождения. Под общим командованием Барбуцы действовали еще два отряда отставных солдат, проникших тогда же на территорию Хотинского уезда.

Операция была настолько внезапной, что в ходе нее погиб румынский генерал Стан Поэташ. Спустя два дня повстанцев поддержала Директория Бессарабского Национального союза (политический орган представителей ряда социалистических партий, вынужденных покинуть Пруто-Днестровье под давлением румын).

Директория провозгласила себя "высшим временным органом освободившейся Бессарабии" и обращалось к правительствам УНР, РСФСР, США и европейским державам с призывом оказать помощь в проведении всеобщего референдума по вопросу о государственной принадлежности региона. Правительство Румынии обвинялось в попытке насильственного присоединения Пруто-Днестровья, на который королевство не имело "абсолютно никакого права".

К восстанию стали присоединяться бессарабские беженцы, скопившиеся в Подолии, крестьяне местных деревень, ремесленники, бывшие офицеры российской армии, отдельные подразделения войск УНР. Вопреки воле своего командования военнослужащий петлюровской армии даже перегнал из-за Днестра в расположение восставших бронепоезд. 

К утру 23 января повстанцы овладели уездным центром – Хотином. В тот же день Директория обратилась ко всем жителям Бессарабии с призывом изгнать румынских оккупантов, завершив его словами: "Да здравствует свободная демократическая Бессарабия! За волю и землю – все к оружию!"

Внутренний дворик замка XIII-XV веков в городе Хотине
© Sputnik / Б. Градов
Внутренний дворик замка XIII-XV веков в городе Хотине

Началась мобилизация военнообязанных. На службу кроме прочих категорий должны были явиться все офицеры и чиновники бывшей русской армии до 60 лет включительно. Численность Бессарабской народной армии составляла около пяти тысяч человек. Добровольцев было значительно больше, но оружия на всех не хватало. Директория рассчитывала на активную помощь правительства УНР, но оно, не желая портить отношений с Румынией, в поддержке отказало.

Через неделю после начала восстания собравшиеся силами румынские войска начали наступление на Хотин. Север Бессарабии охватили кровопролитные бои, преимущество которых было на стороне регулярной армии.

1 февраля пал Хотин, на левый берег Днестра вышли около 4 тысяч вооруженных повстанцев и свыше 50 тысяч мирных жителей. На бессарабском же берегу начались расправы с оставшимися участниками и симпатизантами восстания. Их чрезмерность впоследствии признали даже румынские власти. В общей сложности в ходе карательной операции было убито до 15 тысяч человек.

Информация о зверствах румынских карателей комитетом "Спасение Бессарабии" была распространена во многих странах Европы и на самой Парижской конференции.

Еще не закончились расправы над хотинцам, как в апреле 1919 года Приднестровьем овладели советские войска. В Одессе тогда было создано Временное рабоче-крестьянское правительство Бессарабской ССР. Его возглавил экс-председатель Центрального бюро профсоюзов Кишинева, бывший член Сфатул Цэрий и профессиональный революционер Иван Криворуков (псевдоним Иваненко).

В Бендерах готовилось новое антирумынское восстание. На этот раз его основными участниками предстояло стать городскому пролетариату – преимущественно железнодорожным рабочим. Общая численность вооруженных рабочих дружин оценивается в 2 тысячи человек. Они приступили к организации диверсионных действий в отношении оккупационных войск.

1 мая советское правительство потребовало от Румынии наконец-то выполнить свои обязательства от 1918 года и очистить территорию Бессарабии. 27 мая четыре отряда красноармейцев общей численностью в 550 человек проникли в Бендеры, к ним присоединились местные повстанцы. Восприняв этот рейд как начало полномасштабного наступления Советов, оккупанты стали спешно отступать.

На этот раз им потребовалось меньше времени для ответной реакции. Возможно, из-за того, что в их распоряжении была французская артиллерия, подразделения алжирских стрелков и польских легионеров. Красноармейцы и восставшие горожане отступили на левый берег Днестра.

Только в первые сутки после восстания румынскими властями были взяты под стражу около 1500 бендерчан. Их избивали, изощренно пытали, выявленных участников восстания расстреливали без суда и следствия. Массовые аресты проводились и в Аккермане, который боевыми действиями охвачен не был.

Как выяснилось позднее, рейд в Бендеры был инициативой полевых командиров красных, возглавлявших передовые подразделения, готовившихся к наступлению на Бессарабию. Общее же наступление было незадолго до тех событий отменено из-за мятежа войск атамана Григорьева.

Тем не менее факт нового антирумынского восстания в Бессарабии подрывал позицию румынской дипломатии о мирном характере присоединения региона. В июле 1919 года  теперь уже "Совет четырех" в составе президента США, премьер-министров Франции, Англии и Италии выступил с инициативой провести в Бессарабии плебисцит о будущем региона.

В последующем Бухаресту удалось добиться подписания в рамках Парижской конференции протокола о признании румынского суверенитета над Бессарабией. Однако к нему отказались присоединяться США, Япония же отказалась его ратифицировать. Из-за последнего обстоятельства многосторонний международный документ, провозглашавший Бессарабию неотъемлемый частью Румынского королевства, так и не вступил в силу.

Безусловно, эти действия Вашингтона и Токио определялись исключительно меркантильными экономическими соображениями. Они были особенно сильно заинтересованы в налаживании экономических связей с Россией.

В то же время поразительное единодушие по "Бессарабскому вопросу" красных и белых не оставляло американцам и японцам иного пути, как игнорировать интересы Румынии.

Будь в курсе всех новостей в Молдове и мире! Подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотрите Video и слушайте Radio Sputnik Moldova

948
Ягоды и фрукты на прилавке на рынке

Чем питаться, чтобы легко перенести жару - совет диетолога